Мир Магии и Колдовства

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Мир Магии и Колдовства » Гет/Джен » Новая жизнь - новая война (PG-13, постАзкабан)


Новая жизнь - новая война (PG-13, постАзкабан)

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Название: Новая жизнь - новая война
Автор: Asalinia
Герои: ГП
Жанр: Ангст
Рейтинг: PG
Тип: джен
Размер: мини
Саммари: «Гарри Поттер… Герой или убийца… Мальчик, который выжил и впитал в себя силу врага. Он должен быть изолирован от общества. Азкабан – единственное решение…»
Предупреждения: AU; наверное, ООС.
Отказ: большинство героев принадлежит Роулинг. Я ни на что не претендую.

Темка для обсуждения

0

2

Пролог

Чёрный вечер.
Белый снег.
Ветер, ветер!
На ногах не стоит человек.
Ветер, ветер –
На всём божьем свете!

Александр Блок, поэма «Двенадцать»

Тишина…

Медленно, очень медленно первый снег опускался на землю, тотчас смешиваясь с кровью. Снежинки путались в длинных ярко-рыжих волосах недвижимого тела юноши, широко распахнутые голубые глаза которого бездушно смотрели в серое небо. Пушистый снег оседал на бледную кожу каштанововолосой девушки и так и оставался лежать там, не тая. Сегодня перестали биться сердца многих людей, холодные тела которых теперь нежно обдувал вечерний ветерок, сдувая осевшие снежинки. Безжизненные глаза, безвольно раскинутые руки…

Кровь насквозь пропитала всё вокруг, её приторный запах, казалось, был везде, создавая атмосферу безысходности и горя. Последняя битва закончилась. Волдеморт уничтожен.

Над полем брани, которое многим стало могилой, над развалинами, оставшимися от великого замка Школы Волшебства и Магии Хогвартс, медленно двигались последние из верных Министерству стражей Азкабана, ищущие оставшихся в живых Упивающихся Смертью. Каждый из последователей Волдеморта получал Поцелуй Дементора - последний поцелуй, умиротворяющий истерзанное тело. Взрослые маги и совсем ещё дети, ученики, знающие лишь основные заклинания. Да, это была победа, но какая цена была заплачена за неё? Слишком много было пролито крови, слишком многие ушли из жизни за последние годы. Волшебники возложили свои надежды на спасение на ребёнка, и… и они победили.

Снег, словно символ утешения и скорби о погибших, продолжал тихо падать. Тишина… и лишь лёгкие звуки шагов по пропитанной кровью земле. Двое мужчин в чёрных местами прорванных мантиях вели юношу. Он даже не пытался сопротивляться. Волшебная палочка давно уже выпала из его ослабевших пальцев. Некогда ярко-зелёные, сияющие глаза потускнели и теперь смотрели вперёд с пугающим равнодушием и безразличием. Волосы парня спутались, слиплись от крови, а на висках серебрились седые прядки.

Гарри Поттер… Герой или убийца?… Мальчик, потерявший в этой страшной битве всех друзей и близких. Мальчик, у которого война отняла всё, но который всё же не сдался и нашёл в себе силы победить. Мальчик, который выжил и впитал в себя силу врага.

Теперь его ведут безучастные стражи. Гарри Поттер стал новым вместилищем для чудовищной тёмной силы Волдеморта. Великого волшебника, когда-то в молодости ступившего на неправильный путь. Волшебника, отринувшего чувства. Волшебника, желавшего добиться абсолютной власти. Он проиграл, но память о нём навсегда останется в сердцах людей. И выжившие сегодня всегда будут помнить о нём.

«Лорд уничтожен, но его сила нашла себе новую оболочку. Поттер не должен теперь оставаться на свободе. Слишком велика вероятность, что тьма найдёт путь в его сердце. А людям не нужна новая война. Слишком свежи ещё раны. Слишком яркие картины вспыхивают поневоле в воспалённом мозгу. Слишком… - безмолвный страж обречённо вздохнул. – Гарри Поттер должен быть изолирован от общества. Азкабан – единственное решение…» - И двое стражей продолжили свой путь.

Вокруг падал снег, заметая следы, смешиваясь с кровью… Никто не знал, что повлечёт за собой такое, казалось, простое решение уставшего человека…

0

3

Глава 1.

…И идут без имени святого
Все двенадцать – вдаль.
Ко всему готовы,
Ничего не жаль…

Александр Блок, поэма «Двенадцать»



«Хогвартс уничтожен!», «Сами-Знаете-Кто повержен, Гарри Поттер пал смертью храбрых!», «По свидетельству очевидцев…», - такими заголовками пестрели первые страницы газет в последующие после Последней битвы дни.

И это было правильно – ведь люди не смогли бы так просто поверить в победу, в то, что теперь Тёмный Лорд уничтожен уже навсегда. Не сейчас… Статьи помогали магам принять это. Убийство Волдеморта лишь означало скорую победу светлой стороны.

Последняя, «Великая» битва, как много позже назовут её историки, показала, что волшебники могут и должны бороться за жизнь и будущее своё и своих близких. Гарри Поттер же – живая легенда – исполнил своё предначертание и ушёл. Ему не было места в этом новом, создающемся на развалинах старого, мире. Магическое общество было и будет благодарно своему Избранному. Люди навсегда запомнят Мальчика, который победил.

***

Огромные волны бушующего Северного моря с шумом разбивались о высокие скалистые берега одинокого острова, посреди которого возвышалась неприступная каменная громада замка. Крики чаек, светлыми вестниками потерянных душ носившихся над побережьем, вселяли в сердце тоску и боль, заставляли его сжиматься от какого-то древнего ужаса.

Азкабан… пусть от тюрьмы осталась лишь одна башня и подземные камеры, пусть большая часть Дементоров давно уже покинула его… даже спустя годы после разрушения замка, это название внушало ужас.

Вот уже более трёх последних лет войны лишь несколько Дементоров да старик-смотритель были его единственными обитателями. Но пять дней назад здесь появился ещё один человек.

В маленькой камере на жёстком тюфяке лежал юноша девятнадцати лет. Единственный узник огромной тюрьмы не двигался и ничего не говорил. Лишь отголоски пережитой боли пробегали по безжизненному лицу, когда рядом с камерой появлялись Дементоры. Несущих холод и страх стражей было очень мало, но даже их старичку-смотрителю с трудом удавалось отогнать от камеры парня.

Впрочем, вряд ли Дементорам удавалось хорошо поживиться. Ведь радость и счастье давно уже ушли из сердца зеленоглазого юноши. Мрачные стражи заставляли лишь вспоминать, заставляли чувствовать. И одинокий узник был благодарен им за это, как был благодарен и смотрителю Азкабана, который отгонял Дементоров, когда боль от воспоминаний становилась совсем уж невыносимой. Раз за разом он пересматривал события своей недолгой жизни. И пусть ему теперь память несла лишь страдания, парню отчего-то казалось очень важным помнить.

«Что привело к такому концу?» - он не мог понять, что же упустил, забыл. А потому вновь и вновь с каким-то болезненным нетерпением узник ждал очередного прихода стражей тюрьмы.

***

Пять дней назад на скалистом берегу острова появились трое человек. Двое измождённых мужчин в потрепанных мантиях и бледный юноша, в тёмно-зелёных глазах которого плескалась огромная боль.

С трудом переставляя ноги, казалось, лишь благодаря огромной силе воли заставляя себя идти, они довели парня до камеры. Кто этот юноша, и за какие «заслуги» ему назначили такое суровое наказание, взрослые маги не успели сказать – смерть часто приходит, когда её не ждёшь.

«Мы выполнили свой долг…» - смог лишь прошептать один из мужчин, тихо оседая на каменный пол. Оба волшебника покинули этот мир с умиротворёнными улыбками на лицах, радуясь, что они исполнили «своё предназначение».

А странный парень с того момента перешёл на попечение смотрителю Азкабана, который с самого первого дня отчего-то почувствовал необъяснимую симпатию к молчаливому юноше.

И лишь на следующее утро до возвышающейся над просторами холодного моря крепости дошла радостная весть: «Волдеморт повержен! Гарри Поттер пал смертью храбрых! Страна не забудет своих героев…» Но вскоре радость старика сменилась удивлением и непониманием. Каким-то шестым чувством смотритель понял, кем именно был таинственный узник.

«В той битве, Последней битве, погибло множество людей, в том числе и два года назад закончившие ныне разрушенную Школу Волшебства и Магии Хогвартс Гарри Джеймс Поттер, Рональд Биллиус Уизли, Гермиона Джейн Грейнджер…» - пришли на ум слова статьи.

И пусть у узника не было известного шрама, да и глаза отнюдь не сияли, словно два изумруда, как описывали их газеты, всё это было не важно. Национальный герой и вправду погиб. Избранный ушёл из этого мира вместе со своими друзьями. А здесь остался лишь мальчик, несправедливо заточённый в ужасную тюрьму и лишённый всего…

***

Медленно текло время. Удостоверившись в личности узника, ведомый сочувствием и уважением старик с огромным трудом перевёл парня в свою небольшую комнатушку, где и продолжил обрабатывать раны и ушибы, покрывавшие тело юноши. Тот же, казалось, не обращал на суетящегося вокруг него смотрителя никакого внимания.

Парень часами бездумно, практически не моргая, смотрел в потолок, и лишь с хрипом вырывающееся из, по-видимому, воспалённого горла дыхание напоминало о том, что узник судьбы всё ещё жив.

А за окном дул пронизывающий ветер, сметающий с каменистой почвы снег, который, не прекращаясь, падал со дня Последней битвы. Магглы взволнованно гадали, что же вызвало такую погоду, а маги… У магов было так много дел, что совсем не оставалось времени на то, чтобы обращать внимание на поведение природы. Волны всё так же с рокотом, разбрызгивая морскую пену, накатывали на отвесные скалистые берега острова.

Изредка сюда прилетали почтовые совы, приносившие очередную порцию ингредиентов для лечебных отваров, в большом количестве изготовляемых для неподвижного узника Азкабана. Птицы не задерживались здесь надолго: даже им было трудно выносить присутствие безмолвных стражей тюрьмы. А потому, едва получив плату за товар, они улетали, борясь с пронизывающим до костей ветром.

Никто не знал, да и никогда не узнает, откуда у старика-смотрителя, большую часть жизни прожившего на этом скалистом острове, были деньги. Но факт оставался фактом – каждый раз совы получали необходимую плату.

***

Но шли дни, тело юноши было уже практически здорово. Практически… Всё время наполняющий комнатку смотрителя испускаемый зельями белесый дым помогал парню дышать. Зелья могли вылечить тело, но не душу, и смотритель прекрасно понимал, что эту битву Гарри должен выиграть сам.

Часами старик смотрел на неподвижное, словно восковая маска, лицо своего подопечного. Мужчина полюбил парня, как мог полюбить собственного сына, которого у него, увы, никогда не было.

Смотритель чувствовал, как медленно, капля за каплей утекает жизнь из его собственного старого тела. Мужчина лишь надеялся, что юноша придёт в себя до того, как душа его невольного лекаря покинет этот мир. Старик был болен… давно уже болен… и он всегда знал это. Лишь Дементоры помогали смотрителю жить дальше. Какой парадокс… Судьба как хочет, так и вертит своими игрушками – отнимающие душу стражи помогали жить, каким-то образом отгоняя болезнь. Но напряжение последних дней сказывалось всё сильнее, и даже эта своеобразная помощь больше не приносила свои плоды.

***

Гарри не знал, что удерживало его на этом свете. Он лишь чувствовал, как чьи-то сухие руки втирали мази в его уставшее тело, как кто-то заставлял пить тёплые отвары, поддерживающие жизнь. Дышать было тяжело, и с каждым разом становилось всё труднее протолкнуть в себя очередную порцию воздуха.

Юноша не осознавал, где находится, и лишь знал, что куда-то исчезли те существа, заставляющие его раз за разом вспоминать события своей недолгой жизни. «Ты должен жить, очнись же!» - Гарри часто слышал этот наполненный теплотой голос. Юноша не понимал произносимые неизвестным слова, но осознание того, что ты кому-то всё ещё небезразличен, давало новые силы. Для чего? Парень пока не знал ответа на этот вопрос.

Никто из внешнего мира не посещал остров-тюрьму. До пустующего полуразрушенного замка магам не было абсолютно никакого дела. Как было им наплевать и на парня по имени Гарри, вместе со слабым стариком заточенного на острове.

В магическом мире сразу же после окончания недели траура по жертвам войны была назначена дата выборов нового Министра Магии, которым и стала некая Долорес Амбридж. Эта мудрая женщина, как говорили о ней репортёры, несмотря на некоторые «неприятные» инциденты, прекрасно проявила себя в последние годы войны. Протестующих же, как таковых, практически не было: ведь мало кто остался в стране из свидетелей этих прошлых «недоразумений». А потому вот уже несколько недель газеты только и делали, что восхваляли нового Министра и её курс. Они рассказывали магам о новых указах и постановлениях и всех тех благах, которые они несут.

Так однажды «Ежедневный Пророк» опубликовал прекрасную историю и интервью о том, как Министр Амбридж заботится об образовании подрастающего поколения:

«… Как вы знаете, в последний год войны силами тьмы была разрушена Школа Волшебства и Магии Хогвартс, что в настоящее время делает невозможным продолжать обучение наших детей на территории магической Англии.

С самого первого дня вступления на пост Министра Магии Долорес Амбридж искала способ решения этой проблемы. И вот наконец-то выход был найден!

В тот самый момент, когда вы читаете эти строки, в законную силу вступает указ о передаче под территорию школы замка, ранее носящего название Малфой-Менор. До конфискации он принадлежал семейству Малфоев (см. страницу №3), обесчестившему себя служением Волдеморту.

Директором перенесённой на новое место школы и поныне является Альбус Дамблдор – человек, воспитавший самого Гарри Поттера.

***
Наш корреспондент лично побеседовал с Министром Амбридж, которая согласилась ответить на некоторые вопросы…»

«Хм… Весьма мудрый ход – воздействовать на магов через их детей», - рассеяно подумал старик-смотритель, лениво пролистывая газету.

– Но только я что-то сомневаюсь, что эта Амбридж на самом деле так хороша, как хочет казаться, – мужчина произнёс последнюю фразу вслух. От его пристального взгляда не укрылось то, как вздрогнул при имени Министра лежащий на кровати Гарри.

«Реагирует!» - волна радости поднялась в груди смотрителя. Обрадовавшись результату, старик начал рассказывать парню о происходящих в мире магии событиях, иногда для примера зачитывая отрывки из газетных статей.
Рассказал он и о в срочном порядке изданных указах, запрещающих любые занятия и соприкосновения с Тёмными Искусствами, а также требующие уничтожения всех книг, связанных с Тёмной магией. Об обязательной регистрации всех разумных существ, классифицированных Министерством как тёмных: оборотней, вампиров, вейл и многих других.

Много ещё было принято законов, но все они сводились к одному – запретить, ограничить.

0

4

Глава 2

И двойственно нам приказанье судьбы:
Мы вольные души! Мы злые рабы!

Покорствуй! Дерзай! Не покинь! Отойди!
Огонь или тьма – впереди?

Кто кличет? Кто плачет? Куда мы идём?
Вдвоём – неразрывно – навеки вдвоём!

Воскреснем? Погибнем? Умрём?

Александр Блок, «Ангел-хранитель»

- Ещё раз благодарю вас, Долорес, за столь быстрое решение проблемы со зданием школы, - вежливо произнёс Альбус Дамблдор. Директор Хогвартса несколько дней назад вышел из магической комы, в которой находился со времени Последней битвы - то есть весь прошедший месяц. Для всех это стало огромной неожиданностью: ведь целители утверждали, что великий волшебник будет находиться в этом состоянии ещё не меньше двух недель.

- Ну что вы, Альбус. Это же наши дети. Мы в первую очередь должны думать об их образовании, дабы вырастить законопослушных и добропорядочных членов магического общества, - слащаво откликнулась Амбридж, поправляя воротничок своей розовой кофточки.

- Я с вами полностью согласен, - Дамблдор сделал глоток чаю. - Но хотелось бы напомнить, что новое здание Хогвартса требует капитального ремонта. К тому же школе требуется поле для квиддича, классы и спальни.

- Но Альбус, - притворно возмутилась Министр. - Вы же понимаете, как тяжело сейчас положение Министерства. Восстановление экономики требует стольких средств, вдобавок к этому, мы вынуждены оплачивать работу авроров, обезвреживающих оставшихся в живых Упивающихся Смертью.

Вот уже более часа длился этот разговор. Оба собеседника удобно расположились в кабинете дома 12 на улице Гриммо. После того, как Дамблдор пришёл в себя, с этого здания была снята большая часть защитных и скрывающих чар. Орден Феникса, был признан легальной организацией - этим Амбридж, не подозревавшая о столь скором выздоровлении Альбуса, пыталась расположить к себе магическое сообщество. При этом женщина в открытую подчеркивала некомпетентность прошлого Министра Магии, из-за которого Ордену приходилось скрываться сразу от двух сторон. И никому не было дела до того, что в те времена сама Долорес была правой рукой Фаджа.

Очнувшийся же директор был очень недоволен результатами выборов нового Министра Магии, но, тем не менее, Дамблдор так ничего поделать и не смог. Именно поэтому два этих человека сейчас искали пути наиболее мирного решения общих вопросов. Сотрудничество было важно - это понимали обе стороны, магическое сообщество ещё не было готово к новым потрясениям. К тому же, главе Ордена Феникса не нужен был сам пост Министра: Дамблдор предпочитал действовать из тени, дёргая за невидимые ниточки. Одной из таких "ниточек" была информация о том, как Амбридж обращалась с Избранным во время его обучения на пятом курсе.

- А что, если использовать средства Поттера, ведь у него было огромное состояние, - задумчиво предложила Министр. Но тут же перед её внутренним взором появился такой заголовок на первой странице "Ежедневного Пророка": "Гарри Поттер помогает магическому обществу даже после своей гибели…" - и женщина тут же нахмурилась, понимая, что это ещё больше поднимет авторитет Дамблдора. Как никак именно он воспитал Избранного.

- Я бы не стал утруждать вас, Министр, если бы это было возможно, - в глазах директора мелькнуло раздражение. - Но гоблины отказываются отдавать его деньги, мотивируя это тем, что не видели доказательств его смерти. А как я, посудите сами, могу представить им эти доказательства, если Поттера стёрло в порошок вырвавшейся из Волдеморта силой, - закончил он, про себя думая, что следовало бы добиться от этого несносного мальчишки разрешения на использование его денег перед тем, как заставить полумёртвых авроров отконвоировать Поттера в Азкабан. "Но с другой стороны, тогда я бы потерял ещё больше сил…" - Альбус нахмурился, представляя, что могло бы произойти за время его вынужденного отсутствия в магическом мире. Дамблдору хватило и того, что, выйдя из комы, он первым делом узнал о том, что новый Министр Магии уже выбран.

- Хм… Но тогда можно использовать конфискованное имущество Упивающихся Смертью, - после недолгих раздумий продолжила Амбридж. "Тогда уже Министерство в выигрыше будет - деньги прислужников Лорда идут во благо…" - Долорес очень понравилась эта идея. Она хотела ещё что-то добавить, но тут дверь в бывший кабинет Сириуса с громким стуком распахнулась, и в помещение ворвался бледный Ремус Люпин, размахивающим первым послевоенным выпуском "Еженедельного Пророка", с обложки которого глядело усталое лицо Мальчика-Который-Победил

Время, прошедшее с окончания Последней битвы, бывший Мародёр так же, как и Альбус Дамблдор, провёл в больнице имени Святого Мунго, оправляясь от ранений. Весь этот месяц оборотень не получал доступа к информации: дабы зря не волновать нервного пациента целители запретили приносить ему газеты и рассказывать о новостях.

- Альбус, где Гарри? - сразу с порога выкрикнул Ремус, взволнованно смотря на директора.

- Ремус, мальчик мой, - завёл свою песню старик, - мне очень жаль, но Гарри погиб.

- Как? - ошеломлённо выдохнула выглянувшая из-за плеча Люпина Тонкс.

- Но это… - Ремус сам не замечал того, как мнётся в его руках старая газета.

- Увы, Гарри уничтожила вырвавшаяся из Волдеморта сила. Я ничем не смог помочь ему. - Старик притворно вздохнул.

- Но это не могло произойти, - внезапно приободрился Люпин, - вы ошиблись, я сам видел, как его куда-то…

- Кхе-кхе, - прервало мужчину тихое покашливание. - Оборотень и метаморф, если не ошибаюсь, - писклявым голосом произнесла Амбридж. - А вы прошли обязательную регистрацию? - Ехидно улыбнулась она.

- Что? - Ремус недоумевающе уставился на Долорес. - Альбус, что здесь делает эта женщина? И почему? - Он не успел договорить: сзади раздался топот, и через пару секунд в кабинет ввалились два аврора.

- Ремус, позволь тебе представить уважаемую Долорес Амбридж, нашего нового Министра Магии, - не обращая внимания на шум, спокойно ответил Дамблдор.

- Министра? - Люпин непонимающе уставился на Амбридж.

- Госпожа Министр, - тут произнёс один из авроров. - Эта девушка напала на нас, - он указал на Тонкс.

- И оглушила, - добавил второй, замерев по стойке смирно.

- Так, так… - глаза женщины опасно сузились. - Что тут у нас? Незарегистрированный метаморф и потенциально опасный и также незарегистрированный оборотень. К тому же, налицо нападение на личную охрану Министра Магии, - вкрадчиво произнесла она. - Взять их! - резкий, визгливый голос.

- Альбус, что происходит? Сделайте же что-нибудь! - Ремус практически не сопротивлялся, пораженный внезапно открывшимся предательством человека, когда-то практически заменившего ему отца.

Директор не ответил, даже не повернул головы в сторону бывших учеников своей школы. И, едва этих двоих увели, Министр и Дамблдор, предварительно восстановив заглушающие чары, продолжили свой разговор.

***

«Нападение на Министра Магии!» - на следующий день кричали заголовки газет. В большинстве статей были лишь гипотезы и предположения, и только один «Ежедневный Пророк» в качестве доказательства приводил интервью:

«Вчера днём в доме №12 на улице Гриммо на личную охрану ныне занимающей пост Министра Магии Долорес Амбридж было совершено нападение. Наш репортёр поговорила с одной из свидетельниц этого происшествия, не пожелавшей называть себя.

Свидетель: Я шла в магазин за покупками, когда мимо меня, едва не сбив, пробежал бледный мужчина, а затем и девушка с совершенно ужасными фиолетовыми волосами. «Какие невоспитанные люди пошли – носятся по улицам, сбивая добропорядочных граждан», - так тогда подумала я. Они ведь даже не извинились!

Репортёр: А что вы, волшебница, делали в немагической части Лондона?

С: О, многие маги поселились там в последние годы. Я же полукровка. Мой отец был магглом, и после его смерти мне в наследство перешёл дом, в котором я сейчас и проживаю.

Р: А вы не заметили, куда бежали эти люди?

С: Я видела только, что они скрылись в бывшем Штабе Ордена Феникса. Ведь вы знаете, что моя мать состояла в Ордене ещё во времена Первой войны. Штаб недавно был рассекречен, он же теперь практически не используется.

Р: И что было дальше?

С: Я уже возвращалась домой, когда на моих глазах из здания бывшего Штаба двое авроров вывели этих людей. На костюмах наших доблестных стражей правопорядка я увидела эмблемы личной охраны Министра Магии. О, госпожа Министр такая мудрая женщина, она столько уже сделала для нас…

- старик-смотритель вслух читал газетную статью. –

… Таким образом из абсолютно достоверных источников стало известно, что нападавшими были Ремус Люпин и Нимфадора Тонкс, ранее состоявшие в самом Ордене Феникса. Альбус Дамблдор – глава Ордена – был потрясён действиями своих бывших сотрудников. По словам директора, он не представлял, что же могло их сподвигнуть на такое.

Люпин и Тонкс на время следствия были заключены в тюрьму при Британском Аврорате…

- Ремус… - тут хриплый шёпот сорвался с губ Гарри, и парень тут же закашлялся.

- Тише, тише, - ласково произнес старик, вливая в рот юноши очередное зелье. Парень вскоре заснул, а смотритель понял, что теперь уже всё будет в порядке.

***

На следующий день пришедшего с очередным зельем старика встретил вполне осмысленный взгляд затуманенных тёмно-зелёных глаз. Юноша внимательно следил за действиями своего лекаря.

- Где я? – прошептал парень, едва с процедурами было закончено.

- Ты в Азкабане, Гарри, - старик вздохнул.

- Как? – на лице юноши мелькнуло непонимание, и он попытался подняться.

- Не надо, - спокойно произнёс смотритель, садясь на стоящий рядом с кроватью стул. - Ты находишься здесь уже более месяца… - начал старик рассказ, чувствуя, что потом уже будет поздно: ему просто не хватит сил.

Парень не двигался, и лишь пристальный взгляд выдавал то, что Гарри внимательно слушает. Только когда смотритель добрался до рассказа о современной политической обстановке в магическом мире, парень ощутимо напрягся. Кулаки юноши судорожно сжались, едва старик сказал о личности нового Министра. В комнате подул лёгкий ветерок, разгоняющий лечебный дым. Все стеклянные предметы тихо задребезжали.

***

Гарри почувствовал, как после слов старика о назначении Амбридж Министром Магии, а так же об аресте Ремуса и Тонкс, по телу разлилось странное тепло. В тот же миг перед глазами юноши промелькнула одна единственная картинка:

Из тела Волдеморта вырывался огромный поток темноты. Гарри не мог сдвинуться с места: не было сил. А поток чистой магии, извиваясь, словно змея, быстро нёсся по направлению к парню, уничтожая всё на своём пути. Гарри видел, как рассыпался в прах аврор, случайно вставший на пути тёмной силы Лорда.

А потом магия Волдеморта просто впиталась в неспособного двинуться юношу. И с того дня что-то новое поселилось в его груди. Что-то, чему потребовалось время для того, чтобы полностью слиться с сущностью Гарри. Вот почему парень так медленно приходил в себя.

- Волдеморт… - тихий шёпот. И внезапно всё стихло.

Ни старик, ни юноша не знали, что в тот же самый момент на улице усилился без перерыва идущий со времени Последней битвы снегопад.

Старик непонимающе уставился на парня.

- Во мне его сила, - всё так же тихо ответил на невысказанный вопрос Гарри и потерял сознание.

***

Тихий стон разбудил старика. Зайдя в соседнюю комнату, смотритель увидел, как Гарри поднимался на кровати, пытаясь встать.

- Не надо, ты ещё слишком слаб для этого, - старик проковылял к юноше, радуясь проблеску раздражения в его глазах. Как-никак это была первая эмоция за последний месяц.

- Но я не хочу больше лежать, - пробормотал парень, впрочем, с облегчением опускаясь обратно в кровать.

- Ты ещё не готов к большему, - мягко ответил смотритель, помогая Гарри усесться поудобнее.

Тут за окном раздалось заглушаемое порывами ветра хлопанье крыльев, а затем – стук с окно. В тут же открытую стариком форточку вместе со снегом влетела недовольная полярная сова, которая радостно ухнула, увидев очнувшегося юношу.

- Хедвиг, - неверяще прошептал Гарри.

- Она прилетела сюда вскоре после того, как тебя привели, - пояснил старик, который тем временем отвязывал от лапки птицы новый выпуск «Ежедневного Пророка». – Она ни в какую не желала улетать. Я вот и подрядил её газеты приносить.

Освободившись от ноши, Хедвиг, вновь ухнув, перелетела на занимаемую её хозяином кровать. Всё начинало налаживаться.

0

5

Глава 3.

Мне вечность заглянула в очи,
Покой на сердце низвела,
Прохладной влагой синей ночи
Костёр волненья залила…

Александр Блок, «Она, как прежде захотела…»

На скрытом магией скалистом острове с глухим хлопком появился высокий человек. Ветер трепал полы его мантии, и все время норовил сорвать придерживаемый бледной рукой капюшон. Появившийся едва заметно вздрогнул, оглядевшись вокруг, и после минутных раздумий направился к видневшейся впереди чёрной громаде полуразрушенного замка.

Снег слепил глаза, а внезапно налетевший резкий порыв ветра всё же сорвал капюшон. Мужчина вздрогнул и вскинул руки, словно пытаясь этим жестом защититься от беспощадно бьющего в лицо снега. Человек не останавливался, словно подгоняемый неведомой силой он брёл по колено в снегу.

Падал и вновь вставал, больше не делая попыток поднять капюшон: заледеневшая ткань тотчас выскальзывала из покрасневших и ослабевших от холода когда-то холёных рук. Платиновые волосы мужчины были практически незаметны в тотчас заметающей следы метели. Вызванные пронизывающим ветром слёзы тут же замерзали на щеках, каждый шаг давался с огромным трудом, но человек не останавливался…

***
Гарри проснулся, почувствовав появление кого-то знакомого на острове, ставшем тюрьмой. Сердце юноши забилось быстрее в предвкушении чего-то нового.

В тот же самый момент в соседней комнате с облегчением вздохнул старик-смотритель: его подопечный теперь не будет один. Лёгкая улыбка скользнула по измождённому болезнью лицу старика, душа которого в ту же минуту покинула этот мир.

Через некоторое время Гарри нашёл в себе силы подняться. Обострившийся за последние недели слух юноши уловил тихий скрип двери соседней комнаты, в которой, как знал парень, ночевал старик-смотритель. Затем – шелест старых одежд Дементора.

Гарри больше не чувствовал этих странных существ, когда-то бывших людьми. Весь страх, вызванный ими, ушёл в прошлое, в то время, когда парень ещё мог с полным правом называть себя Гарри Поттером, Надеждой Магического Мира.

Юноша сильно встряхнул головой, отгоняя неприятные воспоминания, несущие с собой горечь потерь. От резкого движения в глазах помутилось, и Гарри упал бы, если б не поддержавшая его холодная рука тем временем появившегося в дверном проёме одного из стражей Азкабана.

Тихое шипение вырвалось из заменяющей Дементору рот щели. Мрачное существо весьма настойчиво стало подталкивать Гарри к кровати. Не чувствуя в себе сил сопротивляться, парень с немым удивлением подчинился.

***
И вот настал момент, когда мужчина не мог больше сделать ни шага. Тело отказывалось повиноваться, он не ощущал обмороженных конечностей. В голове шумело, воздух со свистом вырывался из приоткрытых посиневших губ. Платиновые волосы облепил липкий, смешавшийся с кровью снег.

«Я должен…» - повторял человек про себя. Мужчина с трудом поднялся на ноги и медленно протянул руку к находящейся в метре от него стене старого замка. Тут ветер стих на мгновенье, и в наступившей тишине явственно раздался скрип открываемой двери. Не веря своей удаче и больше не чувствуя холода, мужчина с надеждой вглядывался в появившийся перед ним тёмный проём, ведущий вглубь крепости.

Но тут перед его глазами всё поплыло. В голове замелькали несущие боль и страх образы прошлого.

… высокий аристократ преклоняет колени перед фигурой в чёрном…

Боль оттого, что наследник великого рода вынужден расплачиваться за грехи родителей, служа красноглазому змееподобному монстру…

Безжизненное лицо любимой жены, и смех…

Внезапно впервые со дня Последней битвы на предплечье запульсировала так и не исчезнувшая Тёмная метка. Боль вызвала тихий стон. Это и стало последней каплей для обессиленного организма, и, уже падая, мужчина увидел выступившего из тени Дементора. Страж Азкабана, тихо шелестя разорванными одеждами, подплыл к лежащему на снегу человеку и протянул к нему свои склизкие, покрытые струпьями руки…

***
«С этого дня аврорам дозволено уничтожать всех существ, угрожающих общественному спокойствию и порядку…» - вот, что гласило подписанное Министром Магии Долорес Амбридж разрешение, выданное главе Британского Аврората.

- Список обязательно подлежащих уничтожению существ получите позже, - бросил напоследок заместитель Министра Магии Персиваль Уизли.

«Дементоры должны быть уничтожены! – кричали на следующий день заголовки газет. – Нападение Дементоров на маленькую девочку в одном из пригородов Лондона!»

«Новый указ Министерства Магии! – на первой полосе «Ежедневного Пророка» была помещена фотография недвижимого ребёнка. – «Мы не будем подвергать наши жизни опасности! Когда же будут уничтожены Дементоры Азкабана?»

***

Внезапно разрушивший тишину тихий стук заставил дремлющего юношу вздрогнуть. Зевнув, он приподнялся на локтях и огляделся в поисках источника звука. Как оказалось, это была всего лишь Хедвиг, наконец-то вернувшаяся со свежим выпуском «Ежедневного Пророка» и теперь с трудом удерживающаяся на узком карнизе.

- Сейчас, моя хорошая, - немного виновато пробормотал парень.

Медленно, стараясь не делать резких движений, Гарри поднялся с кровати и подошёл к окну. Холодный воздух и снег вихрем ворвались в приоткрытую форточку, заставив юношу закашляться. Сова, тут же тихо ухнув, влетела в комнату. И лишь через некоторое время с трудом преодолевающему сопротивление ветра Гарри всё же удалось закрыть оконную створку.

Дрожа от холода, весь мокрый от растаявшего в тёпле снега, парень тихо осел на пол. Отвыкшее от нагрузок тело неприятно ныло, в горле саднило – по-видимому, лекарства смотрителя так и не смогли до конца вылечить его. «Странно, я уже давно не видел моего лекаря… - рассеяно подумал Гарри, безуспешно пытаясь подняться. – В последнее время меня навещают лишь Дементоры…»

- Хедвиг, иди сюда, - поняв всю бесплодность своих попыток, парень обречённо вздохнул и облокотился на стену.

Полярная сова, недовольно сверкнув жёлтыми глазами, послушно перелетела поближе к хозяину и протянула лапку с привязанной к ней газетой. «Дементоры должны быть уничтожены! Тёмные существа…» - эти слова заставили непонятную ярость всколыхнуться в груди юноши. Стёкла предупреждающе задребезжали…

Месяц, проведённый в полуразрушенной тюрьме, вкупе с силой Волдеморта, изменили Гарри, его видение мира. «Да, пусть большую часть времени я провёл в бездействии, но…»

<i>Тяжело дышащий старик, с благодарностью опирающийся на протянутую Дементором серую, покрытую струпьями, склизкую руку…</i>

Воспоминание ворвалось в мысли юноши. Рассказы старика-смотрителя о годах, проведённых им в обществе этих странных существ. Вспыхнули и погасли свечи, до этого своим тусклым светом разгонявшие полумрак комнаты. А память уже подсовывала новые воспоминания:

<i>Маленькая девочка, испуганно прижимающаяся к огромному волку-оборотню. – Это был один из рейдов Ордена Феникса и Аврората в район, кишащий оборотнями. Причём, по словам Дамблдора, каждый из них принадлежал к последователям Волдеморта. 

«Мы опасны всего лишь одну неделю в месяц, да и то из-за того, что у нас нет денег на зелья, позволяющие оборотню сохранять разум в полнолуние, - говорил старик-оборотень, спокойно смотря на направленную на него палочку. – А маги сами лишают нас возможности заработать эти деньги»

- Вспышка –

Зелёный луч заклинания, неумолимо приближающийся к испуганному волчонку… -

«…Хотим, чтобы дети-оборотни могли обучаться наравне с остальными детьми…» -

… но седой волк закрывает малыша своим телом… -

«…Хотим, чтобы наши дети не знали ужаса всеобщих гонений…» -

Плачущая над телом волка, медленно становившегося мужчиной, девочка.

- Отец… - тихие всхлипывания ребёнка в грязной одежде.

Один из авроров медленно поднимает палочку.

- Но мы не убиваем детей, - тихий голос его молодого напарника.

- Это не ребёнок, а чудовище! – сквозь сжатые зубы бросает в ответ мужчина. Всего лишь два роковых слова, ярко-зелёная вспышка…

«… Но маги зачастую не видят дальше собственного носа. Они сам делают нас такими, какими хотят видеть. Предубеждения властвуют в магическом мире…» - старый оборотень тяжело вздохнул.</i>

Дыхание Гарри участилось, вновь напомнило о себе не вылеченное горло. Он как никогда ясно вспомнил тот день. Вспомнил, как в тот момент в его руке дрожала волшебная палочка. Он так и не смог убить тогда…

За всем этим парень не заметил, как комната постепенно наполнилась Дементорами. Двое из стражей Азкабана бесцеремонно бросили на пол какого-то мужчину, длинные грязные волосы которого тут же разметались по полу. Лицо человека было ужасно бледно, по нему то и дело пробегали судороги от боли.

«Малфой…» - как-то отстранённо подумал Гарри, мельком взглянув на мужчину. Один из Дементоров тем временем помог юноше подняться. Гарри уже привык к этому странному проявлению заботы со стороны нелюдимых существ, и вновь почувствовал, как в груди поднимается ярость на тех, кто хочет уничтожить единственных помогших ему в этой тюрьме.

И вновь от Гарри во все стороны растеклась невидимая волна силы, вырвавшая тихий стон из груди Малфоя. И тут одна маленькая деталь привлекла внимание парня: правой рукой Люциус Малфой – а это был именно он – крепко сжимал кровоточащее левое предплечье. Некий отголосок интереса мелькнул в глазах юноши. Осторожно высвободившись из рук Дементора, он медленно опустился на колени и дотронулся до лежащего на полу мужчины, заставив того вздрогнуть.

«Метка… Но Волдеморт же уничтожен, а значит следы наложенных им заклятий должны исчезнуть…» - мальчик дотронулся до чёрного черепа, от чего руки Малфоя судорожно сжались.

«Уничтожен не полностью. Его сила в тебе… - тут же пришёл безмолвный ответ. – Именно поэтому ты ещё жив в окружении Дементоров и совершенно не чувствуешь их». И погружённый в свои мысли, Гарри рассеяно попросил стражей Азкабана перенести мужчину на кровать.

«Но ничего уже не изменить. Прими же себя таким, какой ты есть…»

0

6

Глава 4.

<i>Не в силах мстительная гордость
Противостать тому кольцу,
Чьи равнодушие и твёрдость
Встречают смерть лицом к лицу.

Александр Блок, «Война»</i>

«Прими себя таким, какой ты есть, каким стал…» - в тот самый момент, как эта мысль оформилась в голове Гарри, в своём новом кабинете подавился очередной лимонной долькой Альбус Дамблдор.

День не заладился у директора с самого утра. Сначала эти репортёры, желающие узнать мнение главы Ордена Феникса о принимаемых Министерством Магии законах и меж делом вскользь упоминающие о Мальчике-Который-Выжил. Да и полуразрушенный, спасибо Британскому Аврорату, замок Малфоев, шуткой Амбридж отведённый под новое здание школы…

К тому же Альбу полночи, в который уже раз снился странный сон: «Неестественно бледный, можно сказать отливающий синевой Гарри Поттер, укоризненно смотрящий на своего бывшего директора отчего-то кроваво-красными глазами…»

«А ведь он и вправду мог стать новым тёмным лордом, - мелькнула в голове Дамблдора неожиданная мысль, заставившая директора невольно поёжиться. – Но не там, куда я его отправил. Дементоры наверняка уже высосали душу мальчишки, а тело исчезло в волнах Северного моря…» - тут же, и, причём, довольно-таки успешно, попытался успокоить себя Альбус. Лишь лёгкое непонятное беспокойство не оставило главу Ордена Феникса. А за окном ещё сильнее завыла вьюга…

***

- Что происходит, Ремус? Я не понимаю… - в который раз уже за прошедшие дни дрожащим голосом произнесла никогда прежде не унывающая Тонкс.

Но предательство зачастую ломает и более сильных людей. Всех тех, у кого в сердце есть хоть капля чувств. Известие же о предположительной гибели Гарри добило девушку, которая за последние годы войны привязалась к Избранному как к родному брату.

На правой скуле Нимфадоры наливался синевой огромный синяк – последствие последнего «допроса». За грязью и запёкшейся кровью уже не было видно, как бледно сейчас измученное лицо девушки. Тонкс сидела, прижавшись к холодной решётке, её взгляд бессмысленно блуждал по стенам тюрьмы, то и дело останавливаясь на Ремусе. Так и хотелось дотянуться до Тонкс, прижать к себе, успокоить…

«Если б я знал, милая… если б я знал…» - с болью в сердце думал Люпин, вслух лишь успокаивающе произнося:

- Всё будет хорошо, это всего лишь какая-то ошибка.

И сейчас, смотря на похудевшее за последние дни юное тело, на котором словно мешок болталась грязная тюремная одежда, на чумазое лицо, прижавшееся к решётке камеры напротив. Заглядывая в карие глаза, смотрящие с такой надеждой, Ремус проклинал тот день, когда он вступил в ряды Ордена Феникса, когда доверил жизнь дорогих людей старому интригану.

«Но когда Альбус стал таким? Почему мы заметили это так поздно? Слишком поздно…» - тяжелые мысли, знание своих ошибок убивало. Медленно, но верно…

- …знаешь, а ведь я была беременна… - Ремус пропустил начало очередного монолога девушки. Тонкс никогда не требовала слов утешения, стараясь быть сильной до конца, - Я не говорила тебе, но теперь… - тихий всхлип. Слёзы прочертили дорожи на щёках метаморфа.

Ремус замер не в силах поверить в только что произнесённые слова. «Ребёнок…»
- невысказанная мысль повисла в воздухе. И Люпин почувствовал, как волна ненависти к мучителям вновь поднимается в нём. Ненависти к своим, к стороне Света. К стороне, за которую, веря в правильности выбора своего пути, гибли люди. За которую погиб Гарри…

«Ненавижу…»

***

Выброс сил значительно утомил Гарри. "Как он оказался здесь?" - мимолётный интерес. Парень лениво разглядывал лежащего на его кровати аристократа. Повинуясь немому указанию юноши, Дементоры давно уже покинули комнату, оставляя после себя лишь лёгкую прохладу.

«Его привела сюда метка или…? - тяжёлые мысли не оставляли юношу. – Что я пропустил за время пребывания здесь? Что я ещё пропущу? Ремус, Тонкс… Наш уважаемый директор ответит за это, - отчего-то Гарри не сомневался в том, что в заключении под стражу метаморфа и оборотня виноват именно Альбус Дамблдор. Слишком много тайн было связано с главой Ордена Феникса, слишком много недомолвок. Да и к тому же, парень прекрасно помнил, по какой причине он оказался здесь, в Азкабане. – В какую игру ты играешь, Альбус Дамблдор? Я должен выбираться отсюда!» - юноша медленно погрузился в сон. На губах его играла лёгкая улыбка, которая, впрочем, не предвещала ничего хорошего врагам Гарри. Мальчика, который изменился.

И на комнату опустилась тишина, нарушаемая лишь тихим посапыванием откинувшегося на спинку кресла юноши и уже относительно равномерным дыханием спящего мужчины. А за дверью свою неизменную вахту несли Дементоры Азкабана – они больше не оставят своего Хозяина. Никогда! Они сделали свой выбор.

Через некоторое время один из стражей разрушенной тюрьмы тихо проскользнул в комнату, шелестя своими одеждами. Очень осторожно он перенёс Гарри на удобный диван, стоящий у противоположной стены комнаты. Парню понадобится некоторое время на то, чтобы восстановить силы и всё, что ему сейчас необходимо – это здоровый сон. Никто, за исключением лишь самих Дементоров не знал, что же произошло сегодня. Сила Тёмного Лорда вышла на свободу, но Гарри был силён – и магия Волдеморта подчинилась ему. Но парню придётся много работать, чтобы научиться пользоваться ей, а сейчас пусть он спит. Магия излечит тело, но на это потребуется время.

Один за другим полетали часы, и вот на кровати зашевелился Люциус Малфой. Несколько минут мужчина просто лежал, прислушиваясь к происходящему вокруг. Люциус никак не мог понять, от чего, впервые за последние дни, так спокойно у него на душе. Немного поколебавшись, он всё-таки открыл глаза. «Где я?» - мужчина напряг память, пытаясь вспомнить, что именно произошло в последние часы. Вьюга, холод, тёмные развалины и страх… «Дементоры! - Люциус почувствовал лёгкое дуновение ветерка – открылась дверь, в проёме которой тут же появился тёмный силуэт. – Я в Азкабане!» - эта мысль вызывала тошноту.

Страж Азкабана же тем временем медленно подплыл к кровати, на которой лежал Малфой. Из щели, заменяющей Дементору рот, вырвалось тихое шипенье. «Это конец…» - мужчина чувствовал, что не может пошевелиться. Единственным его желанием сейчас было оказаться как можно подальше от этого тошнотворного существа, которое тем временем протянуло к Малфою свою склизкую руку. Заметив это, Люциус попытался отшатнуться, но тут его голову посетила странная мысль: «Страх… Почему я не чувствую страха?» И, словно надеясь услышать ответ на свой вопрос, Малфой уже с интересом взглянул на стоящего возле его кровати стража. Дементор, будто бы прочитав мысли мужчины, отодвинулся в сторону, открывая Люциусу вид на спящего на диване юношу. Что-то знакомое почудилось Малфою в чертах лица парня.

- Поттер, - прошептал Люциус, тут же вспоминая Последнюю битву. «Так вот, куда отвели его те авроры по приказанию Дамблдора…» И тут мужчина почувствовал лёгкое касание холодной руки у себя на плече. Вздрогнув, Люциус обернулся и, не удержавшись, уткнулся лицом прямо в мантию стоящего рядом Дементора. «Что за чёрт!» - панически взвыл внутренний голос мужчины, тут же попытавшего оттолкнуть от себя по-прежнему внушающее страх существо.

Внезапно раздался тихий смешок, а потом негромкий голос повелительно произнёс:

- Отпусти его.

Люциус почувствовал, что Дементор тут же отодвинулся, но его рука так и осталась на плече Малфоя. Страж Азкабана что-то прошипел. «Кто бы это мог быть? – мысли разбегались во все стороны. – Но в комнате кроме меня… Поттер!» Затем Дементор всё же убрал свою руку и направился к сидящему на диване Гарри, который тем временем с интересом прислушивался к своим чувствам.

- Слабость ушла, - прошептал он, - да и говорить легче. – Парень недоумевающе взглянул на стоящее рядом существо. – Всё в порядке?

Люциус Малфой с интересом и недоумением смотрел на разыгрывающуюся на его глазах сцену. В голове мужчины появлялись сотни вопросов, но что-то подсказывало ему, что сейчас всё же стоит пока промолчать. Он всё узнает, но позже…

Тихий свист, затем Дементор своей склизкой рукой указал на Люциуса. Хмыкнув, Гарри смерил Малфоя безразличным взглядом, в котором, впрочем, всё же мелькнула искра заинтересованности.

- С ним я разберусь позже, хотя… - словно бы ни к кому не обращаясь, произнёс парень, - делать-то сейчас всё равно нечего. – Тут его желудок жалобно заурчал, напоминая об отсутствии в неё хоть какой-нибудь еды в последние два-три дня. Вздохнув, Гарри вопросительно посмотрел на стража Азкабана, и тот, будто бы понимая немой вопрос, почти по-человечески вздохнул и направился к выходу из комнаты.

- И что это было? – Негромко вопросил Малфой. – Кстати, здравствуй, Поттер.

- И вам того же, Люциус, - парень поморщился при звуках своей бывшей фамилии. – Только вы ошибаетесь, Поттера давно уже нет. Он умер. А меня зовут просто Гарри, приятно познакомиться.

- Э… мне тоже, - Люциус недоумевающе смотрел на парня.

Весь последний месяц Люциус и Драко Малфои, как и многие другие бывшие Упивающиеся Смертью, скрывались от Министерства Магии и Аврориата. На них была объявлена самая настоящая охота. Все поместья и имущество были конфискованы, счета в банках закрыты… в других странах была такая же ситуация: людям не нужна была новая война, они становились по-настоящему жестокими по отношению к проигравшей стороне. Носителей почему-то не исчезнувшей метки уничтожали прямо на месте поимки, без суда и следствия, то же самое было и с оборотнями и вампирами. Авроры не жалели никого – ни женщин, ни детей. Бывшим аристократам приходилось скрываться. Они жили рядом со всяким отребьем. Но оставшихся в живых Упивающихся уже не волновало это - единственное, чего они хотели – защитить свои семьи. Ведь дети не несут ответственности за грехи отцов, а многие из детей Упивающихся Смертью не имели Метки – родители не позволили заклеймить своих чад, не говоря уже о том, что часть из них ещё даже в школу не поступили.

Тяжело жить, когда весь мир против тебя, но они не сдавались… - всё это рассказал Гарри Люциус Малфой. А ситуация в мире всё накалялась.

0

7

<i>Вот поднялась. В железных лапах
Визжит кровавой смерти весть.
В горах, в долинах, на этапах
Щетиной заметалась месть.

Александр Блок, «Война»</i>

Гарри, в процессе разговора незаметно для себя оказавшийся на кровати рядом с Люциусом, жуя один из принесённых Дементором бутербродов, думал над словами Малфоя. Парню неприятно было видеть некогда гордого аристократа в таком удручающем состоянии. Да и его рассказ… «Что же произошло со стороной Света? Когда люди стали такими жестокими, беспощадными?»

- Ремус и Тонкс, они же в руках авроров! – вдруг воскликнул юноша, заставив этим самым вздрогнуть Люциуса. Руки Гарри непроизвольно сжались в кулаки. – Надо выбираться отсюда, - парень принял решение, он резко поднялся с кровати и, сопровождаемый недоумевающим взглядом Малфоя, подошёл к окну, за которым завывала метель. Мозг наконец-то вылечившегося юноши искал выход из сложившейся ситуации. Меж тем пристальный взгляд Люциуса, казалось, буравивший спишу юноши, несказанно раздражал того.

- Спрашивай, я же вижу, что у тебя накопилось много вопросов, - в конце концов не выдержал Гарри. Парень сам не понимал, откуда взялся этот резкий тон. Люциус же смутился от столь прямого вопроса, но аристократическую выдержку не могли уничтожить никакие трудности.

- Хм… что происходит? – Малфой тут же проклял себя за поспешность. Ведь, если с Поттером произошло именно то, что он думал, то ему сейчас не поздоровится.

«Откровенностью на откровенность? Впрочем, что я теряю? Да и лишние помощники мне не помешают…» - и тут же добавил вслух:

- Впрочем, если ты хочешь узнать на счёт метки, то да - это я, а точнее моя сила её вызывает.

- Это… - аристократ слегка побледнел. – Это Его сила?

- Да, - серьёзно кивнул юноша. – И я думаю, что уже вполне могу её контролировать, - от прежней подавленности и безразличия парня не осталось и следа. – Но на что она мне, - при взгляде на стоящего в дверях Дементора парень нахмурился, - эта сила, если я не могу спасти и защитить дорогих мне людей?

Дамблдор – предатель, старый маразматик! – выплюнул сквозь зубы. – Министерство и розовая жаба Амбридж… - скривился. – Я вообще не понимаю, что они делают с магическим миром. Запреты, гонения… но что я могу сделать?

- Ну… - протянул Люциус. – Я бы сказал, что с силой Лорда ты можешь очень даже многое, - аристократ ухмыльнулся. – Например, стать третьей стороной, уважаемым защитником всех сирых и убогих. – Малфой поморщился, вспоминая, в каких отнюдь не аристократических условиях он провёл последний месяц. – Возможно, я даже помогу тебе, - мужчина зевнул, его организм ещё не до конца отошёл от потрясений и поэтому уже требовал отдыха.

– Да и тебе самому это выгодно будет, - хмыкнул Гарри.

- Драко… да и другие бывшие Упивающиеся с остатками своих семей поддержат тебя, уж я-то позабочусь об этом. Мы все устали от войны, но при существующем режиме… мы просто слишком поздно поняли свои ошибки.

- Возможно, ты и прав, Люциус, - задумчиво ответил парень. – Всё равно мне терять больше нечего. Но сначала мы должны освободить Ремуса и Тонкс, - он перевёл взгляд на мужчину. Но, как оказалось, Малфой его не слушал, а уже мирно спал. «И опять на моей кровати», - вздохнул Гарри. Сам юноша не хотел спать, его организм был полон сил и прямо так и бурлил энергией. Поэтому парень решил пока обдумать планы на будущее во время прогулки по разрушенному замку. Разумеется, при сопровождении Дементоров.

***

- Мисс Мэнди, не надо, пожалуйста! Не сообщайте им! – заливаясь слезами кричал восьмилетний мальчик вслед высокой девушке, быстрым шагом направляющейся к серому зданию приюта.

– Не говорите им о Майке! – присоединилась к просьбам друга девочка. – Он хороший, никого не трогает, она попыталась ухватить воспитательницу за юбку.

Во дворе приюта Святой Магдалены собиралось всё больше и больше детей, с интересом следящих за происходящими на их глазах событиями.

- Прочь, настырная девчонка! – сердито воскликнула мисс Мэнди, отталкивая ребёнка. Лицо девушки скривилось в какую-то маску, на глазах блестели непрошенные слезы. «Что происходит? - Мэнди не понимала, что движет ей. Почему она так поступает? Но тело действовало независимо от желаний своей хозяйки. – Почему?» - а изо рта уже вырвались роковые слова:

- Мистер Смит, а, мистер Смит! - крикнула она выходящему из здания приюта полноватому рыжеволосому мужчине с куцей козлиной бородкой. – Идите сюда, мне нужно с вами поговорить. – «Что я делаю?» - она в отчаянии заломила руки.

<i>~~~
Война принесла много жертв. Множество детей осталось без родителей и каких-либо средств к существованию. Дети простых магов, дети авроров… сыновья и дочери Упивающихся Смертью… но бывших слуг Волдеморта сплотила ненависть со стороны всего магического сообщества, они сами, проживая не в ахти каких условиях, заботились о детях своих погибших товарищей. Было трудно… «Один за всех и все за одного», - и пусть им приходилось скрываться в лесах, подземельях, но они были вместе, зная, что они нигде не найдут поддержки. Их дети должны стать сильными.

Что касается остальных, то по новому приказу Министерства Магии была создана пара приютов. Но и о них правительство вскоре благополучно забыло. Находящиеся в каких-то захолустьях приюты не справлялись с наплывом новых жильцов. Они находились в кошмарном состоянии, лишенные поддержки общества. Никому не было дела… чтобы прокормить детей, их заставляли работать. Часто малышей без зазрения совести подкидывали магглам. Дети жили в ужасных условиях. Грязные, плохо одетые, практически целый день находящиеся без присмотра воспитателей, они гуляли, где им вздумается. Никто из взрослых не обращал внимания, если один-два ребёнка не возвращались обратно в приют до отбоя.
~~~</i>

- Вампир? – мистер Смит хищно усмехнулся, потирая свои огромные ладони. – И где же он?

Мэнди сглотнула. Вся её природа противилась тому, что бы выдать месторасположение существа. Рядом тихо всхлипывала маленькая девочка. «НЕ надо…»

- Скажите мне, где он… - глаза охотника за нелюдями из особого, созданного недавно подразделения, вспыхнули каким-то зловещим огнём. «Опасность!» - так и кричали все чувства девушки. – Говори! – резкий, приказной тон. – Давай! – Он заставлял повиноваться.

- Я покажу, - как-то обречённо, лишенным эмоций голосом произнесла Мэнди.

- Нет! – маленький мальчик схватил девушку за руку, – пожалуйста, не надо! – В глаза Мэнди на миг вернулся разум.

- Заткните кто-нибудь мальчишку! – раздражённо бросил Смит. – Веди. – Он вновь обратил своё внимание на молоденькую воспитательницу, едва двое его подручных схватили кричащего мальчика. Теперь ребёнок просто извивался у них в руках. Но что он может сделать против двух взрослых мужчин? - За мной! – чёткий приказ, и они пошли. Приютские дети молча следовали за мужчинами, некоторые из малышей всхлипывали. «Ненавижу детей!» - пробормотал один из авроров сопровождения.

И вот, наконец, они остановились перед небольшим сарайчиком. Внешне безмолвный приказ, и трое других подручных Смита пробрались внутрь.

- Нет! Майк, беги, - вдруг закричала маленькая девочка. Но поздно. Слишком поздно. Охотники за нечистью уже силой выволакивали вампира наружу, где тут же бросили к ногам начальника.

- Не надо, Кэти, - тихо прошептал вампир по имени Майкл. – Не уговаривай их… - он закашлялся.

- Высший? – презрительно хмыкнул мистер Смит. – Выглядишь, мягко говоря, не очень, - он пристально смотрел в глаза вампира, читая в них лишь презрение. Это очень не нравилось мужчине – жертвы себя так не ведут.

Мэнди же с ужасом следила за разворачивающимися событиями. В глазах девушки появилось понимание и узнавание. «Филипп…» - прошептала она, погибший брат… но уже слишком поздно. Мистер Смит поднял палочку.

- А теперь смотрите дети, как надо поступать с нелюдьми, - громко произнёс мужчина, - Они заслуживают только этого. За всё, за все те мучения, что они причинили нам! – фанатично выкрикнул он.

Заклинание полного уничтожения… лишь кучка пепла осталась от вампира.

- Отец, нет!!! – громкий крик, и мальчик, которого до сих пор держали двое мужчин, внезапно превратился в зверя.

- Оборотень! – в ужасе закричал один из авроров, мигом отпуская того, кто когда-то был всего лишь ребёнком.

Огромный чёрный волк сразу, не обращая внимания на ошарашенных людей, кинулся на Смита. Тот, уже ожидая нападения, тут же выкрикнул смертельное заклинание. «Он не успеет… мой племянник…» - мелькнула молниеносная мысль в голове Мэнди, и она закрыла волка собой, давая зверю возможность уйти. И зверь, бывший мальчиком, тут же бросился в сторону леса.

- Не уйдёшь! – мистер Смит вновь прокричал заклинание. Промах…

0

8

Глава 6.

«Дементоры исчезли!» - гласил заголовок на первой странице вечернего номера «Ежедневного Пророка», брошенного своевольной совой прямо на колени сидящего на земле светловолосого юноши. Парень, лениво подняв голову, безразлично посмотрел вслед улетающей птице, а затем со вздохом раскрыл газету:

<i>Дементоры Азкабана исчезли! Сегодня утром в редакцию нашей газеты из абсолютно достоверного источника поступила информация о том, что неудачей окончилась проводимая Авроратом несколько дней назад операция по уничтожению Дементоров Азкабана.

Как вы знаете, уважаемые читатели, некоторое время назад Министерство Магии выпустило указ о полном уничтожении этих существ. Но прибывших на остров Авроров встретили лишь чайки, да пустая полуразрушенная крепость. Стражи порядка не справились со своей задачей, но почему же Министерство скрыло это от нас? Ведь исчезновение Дементоров означает лишь то, что они перебрались в магическую Англию! Неужели наше Министерство отнюдь не так заботится о своих гражданах, как хочет показать? Будьте осторожны!

Также аврорами было обнаружено тело мужчины, опознанного позже как Люциус Малфой. Нам остаётся лишь гадать о том, как бывший Упивающийся Смертью оказался на острове-тюрьме. Был ли он свидетелем произошедших событий? Увы, нам не суждено узнать ответа на этот вопрос…</i>

- Отец?! Но как?! – газета выпала из внезапно ослабевших рук Драко Малфоя. – Как это могло произойти? – неверяще прошептал он. Сначала мать, теперь – отец. – Я стал сиротой, - эти слова отозвались болью в груди.

- Держись, Драко,- слова поддержки, лёгкое касание руки друга. – Мы должны быть сильными теперь.

***

Тем временем в своём кабинете довольно улыбался поглощающий очередную лимонную дольку Альбус Дамблдор. Он сделал свой шаг. Министерство вводит слишком много новых законов, нарушающих привычные устои магического сообщества. Сегодня директор был доволен, его радость испарилась лишь на следующий день – её унесла сова, принёсшая очередной выпуск «Пророка». И магическое сообщество потрясло ещё одно известие:

<i>Из тюрьмы при Британском Аврориате был совершён побег! Охранники обнаружили лишь остатки старой одежды и тёмные грязевые следы в камерах, где до этого момента содержались Ремус Люпин и Нимфадора Тонкс, осуждённые за нападение на Министра Магии Долорес Амбридж.

За поимку каждого из них назначена сумма в 1000 галеонов. Также мы ждём вашего содействия, если вы увидите кого-либо из них, немедленно сообщите в Аврориат. Этим вы спасёте жизни невинных людей!</i>

Через несколько дней после невиданного побега по стране поползли слухи о том, что разобщённые в последние годы войны оборотни вновь собираются стаями. В Аврориат и Министерство ежедневно приходили панические сообщения об увиденных тёмных существах. Волна паники накрыла магическую Англию. Чтобы хоть как-то успокоить население Министерство направило все силы на поимку и уничтожение нелюдей.

***
Спустя полтора года.

В одном из аэропортов Лондона появились двое человек. Отец с сыном, как казалось всем окружающим. Оба высокие, черноволосые, они прямо притягивали к себе взгляды. Серые глаза старшего с лёгким интересом рассматривали всё вокруг. «А здесь с нашего последнего посещения так ничего и не изменилось…» - мысли лениво текли в голове мужчины.

Глаза же юноши были скрыты за непроницаемыми стёклами чёрных очков. Люди недоумевающее смотрели на младшего – ведь на улице зима, солнце не появлялось уже несколько недель. Но странная парочка, не обращая на окружающих абсолютно никакого внимания, спокойно направлялась к кассе аэропорта.

- По… хм… Джеймс, а ты уверен, что это именно то, что нам нужно? – мужчина тщательно скрывал беспокойство.

- Не волнуйся, Абраксас, - едва заметно ухмыльнулся в ответ юноша, тут же переводя всё внимание на молоденькую девушку, стоящую рядом. – Не подскажете ли вы, мисс… - он очаровательно улыбнулся.

- Гарри, - тут раздался сзади тихий уверенный детский голосок. Слова, произносимые им не предназначались для чужих ушей. Мужчина по имени Абраксас заметил, как сразу же напряглась спина его предполагаемого сына, пальцы которого судорожно вцепились в стойку.

Медленно, словно замедленной съёмке, парень повернулся назад. «Что-то произойдёт», - сердце мужчины сжалось.

- Гарри, ты вернулся, - всё тот же странно знакомый голос. Абраксас не видел его обладателя – всё внимание мужчины было приковано к стоящему рядом юноше.

Глаза же парня тем временем расширились в изумлении и шоке, впрочем, не видимым посторонними. Джеймс покачнулся, и Абраксас в последний момент едва успел подхватить его под руку. Это было последним, что запомнил мужчина перед тем, как его закрутило в вихре чужих воспоминаний:

<i>- Ты всё понял, негодный мальчишка! – выкрик полного раскрасневшегося мужчины.
- Да, дядя Вернон, я больше не буду…

~~~

Тёмный чулан, и маленький мальчик в нём, глотающий непрошенные слёзы. Ребёнок, закусывающий руку, дабы не выпустить наружу всхлип. Паутина на потолке, и узкая полоска света снизу двери.

~~~

Первая поездка в Лондон. Зоопарк, и исчезнувшее стекло… наказание…</i>

Тут всё прекратилось, и уже также оборачиваясь мужчина знал, кого увидит. Абраксас понял, что не ошибся, едва его взгляд встретился с взглядом притягательных зелёных глаз, ещё не утративших свою живость и яркость в отличие от глаз своей более взрослой копии. Гарри Поттер… ребёнок… такой, каким он, по-видимому, был до поступления в Хогвартс. Абраксас перевёл непонимающий взгляд на стоящего рядом с ним взрослого парня… Гарри…

0

9

Глава 7.

- Гарри Поттер… - прошептал Абраксас. Такой, каким и описывали его газеты. Маленький мальчик с тяжёлой судьбой. Мальчик, в будущем преданный тем, кому он верил с самого детства.

«Этого не может быть!» - стоящий рядом юноша по-прежнему не верил своим глазам: сейчас, когда он только, казалось, начал новую жизнь, прошлое – не самого, а наивного парня-Избранного, вновь настигает его.

- Нет… - тихий шёпот сорвался с губ Джеймса-Гарри. Никогда он не вернётся! Гарри Поттер умер, как и писали газеты полтора года назад! И он не вернётся… никогда.

Тем временем на странную компанию – двух взрослых людей и стоящего перед ними ребёнка - уже стали обращать внимание находившиеся в аэропорту люди. Некоторые качали головой, другие – напротив, окидывали обеспокоенным взглядом. Но находились и те, кому было всё равно – такие люди есть в каждом обществе, будь оно магическое или маггловское. И никто никогда не найдёт ответа на вопрос, почему одни не могут без хоть маленькой, но боли в сердце пройти мимо брошенного котёнка, а другие – лишь плюют вслед и осмеивают… всё это – беда нашего времени.

- Гарри, - маленький зеленоглазый мальчик протянул руки к своей взрослой почти копии. Зеленые глаза ребенка сверкали в предвкушении чего-то, но на глубине их притаилась грусть.

- Нет! – старший парень резко отшатнулся, тут же сильно ударившись о стойку. – Нет… - уже тише повторил он и яростно замотал головой словно бы в подтверждение своих слов. «Поттер мёртв!»

Но тут раздался выстрел, затем – звон разбитого стекла.

- Никому не двигаться!

Вновь выстрел. Женский вскрик.

- Всем стоять! – уже другой голос, с явно проскальзывающими в нем истерическими нотками.

Абраксас медленно повернул голову на крики, в то время как его рука уже привычно тянулась за палочкой. Но нет – пальцы нащупали лишь пустоту. «Чёртова маггловская одежда!» - мужчина с опозданием вспомнил, что его новая палочка сейчас находится во внутреннем кармане пиджака. Абраксасу и в голову не могло прийти, что следующее его движение нападающие могут принять за угрозу. Он слишком плохо знал психологию немагического населения как, впрочем, и его спутник – краем глаза мужчина заметил идентичное своему движение Джеймса рядом.

«Нельзя было этого делать…» - понимание пришло слишком поздно.

- Я сказал не двигаться! – крик, за которым тут же последовал выстрел.

Но тело Абраксаса ещё хранило в себе рефлексы прошлого… «Не задело…» - выдохнул облегчённо мужчина.

- Люциус… то есть, Абраксас, - тут прошептал Гарри. – Смотри.

И мужчина, вновь забыв об опасности и неразумности резких движений, повернулся к юноше.

***

Несколько фигур в чёрной одежде, лица которых скрыты такими же чёрными масками. Автоматы в руках…

«Нда… вижу, Англия безумно рада твоему возвращению, Гарри, - ленивая мысль. Юноша постепенно отходил от шока после встречи с самим собой. – Кстати, где Поттер?» - Гарри недоумевающее смотрел на то место, где только что стоял маленький мальчик.

- Гарри, - голос словно из воздуха, одновременно далеко и близко. Казалось, он шёл отовсюду. Затем – легкий ветерок, словно рождаемый взмахом крыла, и прямо перед парнем, появившись из воздуха, медленно опускается на землю белоснежное перо. «Что или кто это?!» - мягкое касание невидимой руки.

- Люциус… то есть, Абраксас, - прошептал Гарри. – Смотри, - и тут же спохватился, вспоминая, где они, собственно находятся, - не делай… - но уже поздно, - резких движений…

Звук выстрела. Гарри быстрым движением руки отдернул мужчину с траектории полета пули. Она просвистела совсем рядом… слишком, слишком близко…

- Всем на пол! – террористы держали оружие наготове, но ни один из них не видел и уже не помнил о столь вопиюще ведущих себя мужчине и юноше. И лишь один из них, тот самый, который стрелял в Люциуса, недоумевающее оглядывался по сторонам. Этот мужчина, сам того не замечая, прокручивал в голове слова молитвы. Спаси и сохрани…

- Люциус, не надо, - Гарри осторожно опустил вниз руку мужчины с зажатой в ней палочкой. – Мы под защитой заклинания и не должны привлекать к себе лишнего внимания. В зале аэропорта есть и другие волшебники. Я чувствую их.

Тут где-то рядом надрывно заплакал ребёнок.

- Тише, тише, - сразу же попыталась успокоить его дрожащая мать.

- Заткни его, или это сделаю я! – бросил стоящий рядом мужчина в чёрном. – Ненавижу детей! – он хищно ухмыльнулся, и глаза его хищно сверкнули в прорези маски.

Выходы были заблокировны нападающими. Весь зал - открытая территория. "Не пройти…" нутрь уже доносился войпожлных и милицейских машин. Маггловские власти знали, и принимали меры…

«Если у хоть одного из находящихся здесь магов сдадут нервы, и он аппарирует или использует заклинание, здесь начнётся Ад…» - Люциус-Абраксас молчаливо оценивал обстановку.

- Нельзя допустить этого, - прочитал мысли Люциуса Гарри. Парень бы умён, его мозг, так же, как и мозг сидящего рядом мужчины, рассчитывал все возможные варианты.

- Но как, нас всего двое, мы не справимся с ними всеми. Даже если брать в расчёт других магов… - голос Люциуса звенел от напряжения. – Мы не успеем обезвредить всех сразу. Заклинания же посеют панику, и хоть один из этих, - легкий кивок в сторону террористов, - откроет огонь.

- Нам надо избежать этого, - практически прошипел парень. «Серпентаго!» - глаза Люциуса расширились, когда его голову посетила безумная мысль.

- Змей, мы должны вызвать змей! – скороговоркой произнёс мужчина.

- И под заклинанием невидимости они одновременно по моему приказу обезвредят их… - продолжил Гарри мысль Люциуса.

- Но только не раскрой себя.

- Да… - и тихое шипение сорвалось с губ парня, глаза которого тем временем зажглись хищным огоньком. Одна за другой вызванные заклятьем змеи окружали юношу.

«Берегитесь, враги Наследника…»

0


Вы здесь » Мир Магии и Колдовства » Гет/Джен » Новая жизнь - новая война (PG-13, постАзкабан)


http://apbb.ru/