Мир Магии и Колдовства

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Мир Магии и Колдовства » Слеш/Фемслеш » "Месть - не главное" (ГП\ТР, ГП\БЗ, ангст, PG-13, закончен)


"Месть - не главное" (ГП\ТР, ГП\БЗ, ангст, PG-13, закончен)

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Название: Месть – не главное….
Автор: Асалиния
Герои: ГП, ТР.
Рейтинг:
Жанр: драма.
Тип: слэш
Размер: миlи
Саммари: Война отняла у него всё: дом, семью, друзей, любимого… Дамблдор отправляет Гарри в прошлое, оставив в памяти парня лишь одно желание: Убить.
Предупреждения: AU, OOC персонажей.
Отказ: большинство героев принадлежит Роулинг. Я ни на что не претендую.

Обсуждение

0

2

Глава 1.

«… Сегодня ночью было совершено нападение на фамильный особняк семейства Забини, расположенный на юге Англии. Здание было буквально стёрто с лица земли. Находящиеся в то время в особняке Эмилия Забини, а так же её сыновья Блэйз (21 год, выпускник Школы Волшебства и Магии Хогвартс) и Дориан (3 года) были погребены под обрушившимся зданием. Напоминаем, что три месяца назад глава семейства – Фрэнсис Забини – был заключён в Азкабан по обвинению в пособничестве Сами-Знаете-Кому…»

- Вот и всё, и больше никому нет дела, что исчезла ещё одна семья, были убиты дети. Конечно, ведь они – тёмные маги, а, значит, и слуги Волдеморта. – Гарри судорожно сжимал в руках очередной выпуск «Ежедневного Пророка». По бледному лицу парня текли горячие слёзы.

Столько потерь – большую часть газеты занимали некрологи. Всё это стало уже обычным делом. Людям не хватало слёз, чтобы оплакать погибших. Война… столько в себе несёт лишь одно слово.

Мокрые разводы на тонкой помятой бумаге газеты.… Сначала друзья - Рон погиб на одном из заданий Ордена Феникса, Гермиона закрыла собой от заклинания маггловских детей, Невилл и Луна… гриффиндорцы и слизеринцы. Обе стороны несли огромные потери. Совсем ещё дети, выпускники Хогвартса вступали в Орден Феникса, некоторые - выбравшие другую сторону – в ряды Упивающихся Смертью. Люди гибли каждый день, каждый час. Министерство Магии уже давно ничего не могло поделать, Орден пытался, но силы сопротивления были слишком малы.

А Волдеморт с каждым днём, казалось, становился всё сильнее. Он пока не нападал на Хогвартс, где сейчас обучали лишь Целительству и ЗОТИ, по-видимому, желая «отложить на потом» этот лакомый кусочек. Последние пять-шесть лет Гарри упорно тренировался. Он с помощью друзей восстановил дом родителей, находящийся в Годриковой Лощине. Теперь только самые близкие друзья, Блейз и Дамблдор знали о том, как попасть в этот особняк.

21.04.2001г. Последняя запись в дневнике Поттера.

Блейз, любимый – ещё одна жертва войны, одна из многих. Ты же обещал, что не оставишь меня, но ушёл. Почему?

Я понимаю, что не хочу больше жить. С каждой потерей что-то исчезало во мне. Теперь же уничтожена моя душа. Всего лишь один взмах палочки отделяет меня от тех, кого я любил, от того места, где мы наконец-то будем вместе.

Месть, Волдеморт – всё уже не важно. Я не могу и не хочу больше бороться. Нет сил. Я устал думать о других. Зачем мне новый мир, если в нём не будет тех, кто стал для меня дороже собственной жизни? Не знаю…
                             

***

Альбус Дамблдор быстрыми шагами мерил свой кабинет. - Всё опять идёт не по плану! Опять этот мальчишка разрушает всё! – Директор был разозлён не на шутку. – Что я опять упустил? Ведь потеря этого своего любимого, - Дамблдор презрительно скривился, - должна была подтолкнуть Поттера к последнему шагу на пути уничтожения Волдеморта! А мальчишка задумался лишь об отказе от борьбы…

‘Простите, директор, я больше не могу’, - главе Ордена Феникса пришли на ум слова только что ушедшего Избранного, - Мерлин его подери! А ведь как всё хорошо начиналось: после смерти своего блохастого крёстного, - директор улыбнулся, вспоминая разговор с Беллатрикс Лестрейндж и своё обещание после выполнения работы вытащить её из Азкабана. Женщина тогда была очень рада возможности отомстить двоюродному брату. - И ведь всё получилось: Поттер наконец-то взялся за ум и начал тренироваться.

Жаль только, что и от Грейнджер пришлось избавиться, - старик покачал головой, - умная была девчонка, но она слишком много знала. Правда, это уже не важно: ведь главная цель – уничтожение Волдеморта. А сколько при этом людей в расход пойдёт… ничего, всем им памятник посмертно поставим. – Дамблдор опустился в своё кресло и погладил по золотисто-красной головке издавшего радостную трель феникса. – Благополучие мира важнее всего! – В голове директора появился новый план…

***

«Я устал!» - такая единственная мысль крутилась в голове Гарри. Вот уже довольно долгое время парень неподвижно лежал на своей кровати, на первый взгляд казалось, бездумно смотря в потолок. Но это было не так – на самом деле, в этот момент перед глазами Поттера проплывали картины прошлого…

Шестой курс.
Солнечный осенний денёк, тишина. Блики играли на кристально чистой воде. Гарри, Рон и Гермиона сидели на берегу озера. По лицу Грейнджер, переливаясь всеми цветами радуги, словно драгоценные камни, текли слёзы. Рон осторожно обнимал девушку, у которой сегодня Упивающиеся Смертью убили родителей. Все трое молчали – им никогда не надо было говорить друг другу лишних слов. Само присутствие друзей рядом с тобой помогало, успокаивало…

Блэйз медленно подошёл к Гарри. Через всю скулу Забини тянулся тонкий розоватый шрам, правая рука парня была перебинтована, но на болезненно бледном лице аристократа не отражалось ни одной эмоции…

Это были следы свободы – Блэйз отказался от идеи служения Волдеморту, что очень не понравилось мистеру Забини. В тот день парень впервые заговорил с Поттером, прося о помощи.

Гарри и Блэйз, целующиеся на площадке Астрономической башни. Их первый поцелуй…

Блэйз, Рон и Гермиона всегда были рядом с Поттером, любили, поддерживали его. А потом, через пять месяцев после окончания Хогвартса, Рона не стало. Гарри никогда не забудет глаза Гермионы, когда она узнала об этом от Кингсли. Девушка не плакала, но с того дня никто больше не видел прежнюю Гермиону Грейнджер, не слышал, как она смеется. Гибель друга ударила по девушке сильнее, чем смерть родителей.

Гермиона покинула этот мир спустя три года после смерти Рона Уизли. Она закрыла собой двоих маггловских детей от Авады и умерла с улыбкой на губах. Никогда лицо девушки не выглядело более счастливым и умиротворённым, чем в тот момент, когда над ней закрылась крышка гроба.

После гибели Гермионы Блейз старался не оставлять Гарри одного – Поттер постепенно отдалялся от всех, всё своё свободное время он уделял тренировкам, оставляя себе лишь недолгие часы отдыха. Просыпаясь практически каждую ночь от видений, в которых Волдеморт пытал безвинных людей, Гарри всегда оказывался в тёплых успокаивающих объятьях Забини.

А теперь и Блейза не стало…

***

«Мальчишка слишком зациклен на своих чувствах», - Дамблдор лениво крутил в руках лимонную дольку, внимательно разглядывая её. Вот уже много лет директор боролся против Волдеморта и теперь, когда победа была как никогда близка, он не собирался сдаваться. У Дамблдора уже был новый план по уничтожению Тёмного Лорда, и Поттер в нём играл далеко не последнюю роль.

«Теперь всё получится», - Альбус в предвкушении потёр руки, затем подошел к камину, кинул в пламя Летучий порох и шагнул в зелёный огонь со словами: «Особняк Поттера».

Глава 2.

Лежащий на кровати Гарри даже не повернул головы в сторону вошедшего в комнату директора. Довольный таким невниманием к собственной персоне, Дамблдор сделал своей волшебной палочкой парочку замысловатых пассов. Накал магии вокруг директора заметно усилился, а Поттер всё так же не обращал абсолютно никакого внимания ни на что вокруг.

Тем временем поток магии направился к парню, мигом погружая того в волшебный сон. С убедившегося, что Гарри уснул, Дамблдора сразу же слетела маска добродушия, и глава Ордена Феникса вновь улыбнулся, но уже отнюдь не той улыбкой доброго дедушки. Именно этого Дамблдора, а не чудаковатого старика, обожающего лимонные дольки, и опасался Волдеморт.

Директор медленно подошёл к Поттеру и, прошептав что-то вроде «для всеобщего блага», спокойным голосом произнёс:

- Legilimens

Через 2 часа.

«Вот и хорошо – дело сделано, - Дамблдор довольно потёр руки. – Поттеру теперь вряд ли что-нибудь помешает исполнить миссию, а посему пора переходить ко второму пункту моего плана»

- Finite, - старик снял усыпляющее заклинание.

Через пару секунд ресницы Гарри задрожали, дыхание выровнялось, и парень открыл глаза.

- Директор? – Он приподнялся на кровати. – Где мы?

- Гарри, мальчик мой, ты очнулся! – радостно произнёс Дамблдор, надевая привычную маску. – Наконец-то, - улыбнулся директор.

- Что произошло? – Поттер недоумевающим взглядом осматривал комнату, как вдруг его мозг пронзило воспоминание. – Сириус… - прошептал парень. – Он умер, да?

- Мальчик мой, - на глазах Дамблдора блестели слёзы, - да, но он погиб шесть лет назад. – Директор подал Поттеру помятую газету.

- Апрель 2001 года?! – неверяще прошептал юноша, затем быстро вскочил с кровати и быстрым шагом подошёл к висящему на дверце шкафа зеркалу. Через пару минут до торжествующего главы Ордена донёсся потрясённый вздох Поттера. – Я потерял память, профессор? – дрожащим голосом произнёс он после недолгой паузы.

- Увы, мальчик мой, - вздохнул старик, - ты больше двух лет пролежал в магической коме. – И предопределяя следующий вопрос Гарри, добавил. – Во время одной из стычек с Упивающимися Смертью в тебя попало какое-то неизвестное нам заклинание, и это, вкупе с тем, что на твоих глазах погибла Гермиона Грейнджер, привело к таким вот последствиям.

- Гермиона мертва? – пробормотал юноша.

- Да, - со скорбным видом кивнул директор. – Её, как и Рона Уизли месяцем ранее, лично убил Волдеморт

- И Рон… - Поттер закрыл лицо руками и начал раскачиваться взад-вперёд.

- Война идёт уже четыре года, убиты сотни людей, мы потеряли практически всех членов Ордена Феникса. – Старик по-отечески обнял парня. – Но теперь, когда ты наконец-то очнулся, у нас впервые за много лет появился шанс на победу.

- Что я должен сделать, директор? – произнёс Гарри, поднимая голову. Глаза парня горели решимостью, и Дамблдор улыбнулся про себя: всё идёт по плану.

- Я отправлю тебя в прошлое, - голос директора странным образом изменился: теперь он завораживал, гипнотизировал, заставляя повиноваться, - в 1943 год. В то время в Хогвартсе учился некто Том Марволо Риддл, ты должен уничтожить его. – С последним словом Дамблдора глаза Поттера закрылись, и он безвольной куклой упал на кровать. – И звать тебя будут Майкл Ултор, мой Мститель*.

***

Уже начинало светать, когда на одной из улиц Годриковой Лощины - полумагического поселения Англии – с яркой вспышкой появился юноша. По-видимому, не удержавшись на ногах, парень упал на землю и больше не двигался.

Медленно текли минуты, прохладный ветерок шевелил довольно длинные угольно-чёрные волосы юноши, одетого в чёрную мантию. Со стороны казалось, что парень мёртв, и лишь едва заметно вздымающаяся грудь указывала на обратное. Меж тем в своих домах уже стали просыпаться люди, готовясь заняться повседневными делами. Распахивались шторы, впуская в дом солнечный свет, жители открывали окна, полной грудью вдыхая утреннюю прохладу.

Вот юноша вдруг закашлялся, и его тело внезапно выгнулось дугой. Парень судорожно, с хрипом, вдохнул холодный воздух, но не проронил ни звука, пальцы юноши безуспешно пытались ухватиться за мощёную булыжником мостовую. Но постепенно мышцы стали расслабляться, хотя сотрясающая тело дрожь не прекращалась.

Гарри ещё раз глубоко вдохнул и открыл глаза. Его тело всё ещё помнило ощущение накатывающей волнами боли, когда оно, казалось, разрывалось на кусочки, а потом перестраивалось и вновь собиралось в единое целое. Юноша нахмурился, пытаясь вспомнить, что же с ним произошло. Но воспоминания словно были скрыты за полупрозрачной пеленой, к поверхности которой изредка подплывали некоторые сцены из жизни парня:

Зелёная вспышка и предсмертные просьбы матери. А затем смех, смех…

Бесчувственное тело рыжеволосой девочки на холодном полу, а затем - клык василиска, вонзившийся в тонкую детскую ручку…

Гарри неосознанно дотронулся до крестовидного шрама на своём плече.

Ночь, кладбище. Рука предателя и верного слуги, падающая в котёл. Собственная кровь, стекающая по запястью…

Парень вздрогнул и попытался подняться: он не хотел, боялся увидеть, что будет дальше – ведь он знал. Боль и ненависть наполнили сердце юноши.

«Ты должен уничтожить его…» - настойчиво шептал тихий, странно знакомый голос в голове черноволосого парня. Яркая вспышка света, и перед глазами Гарри на мгновенье предстаёт Сириус, падающий в Арку, предсмертная улыбка на лице крестного…

Тяжело дыша, Гарри прислонился к прохладной стене ближайшего здания.

«Том Риддл, ученик седьмого курса…»

А память подсовывала новые картинки:

Безжизненные глаза Рона, и Гермиона, освященная ярко-зелёной вспышкой смертельного заклинания…

«Уничтожь его, Майкл Ултор, мой Мститель…»

***

А в это же самое время, но уже в 2001 году, в доме, находящемся в Годриковой Лощине, Дамблдор довольно улыбнулся – время пошло…

***

- Том Риддл, - прошептал Гарри, - я, Майкл Ултор, кровью всех погибших клянусь - я отомщу тебе! – Никто не увидел, как на миг тело прикрывшего глаза парня осветило серебристое сияние. Пути назад больше не было…

Гарри Поттер, а теперь уже Майкл Ултор, легко оттолкнулся от стены и, с грустью взглянув на фамильный особняк своей семьи, исчез с лёгким хлопком – он переместился в «Дырявый Котёл».

На первый взгляд казалось, что паб так и остался неизменным с момента его последнего посещения парнем. Но это лишь на первый взгляд: не было привычного Тома, протирающего барную стойку – его место занял полноватый лысеющий мужчина - а за столиками теперь сидели люди в старомодных костюмах и мантиях. 

У Майкла не было времени внимательно разглядывать всё вокруг – быстрый взгляд на газету показал, что сегодня уже 29 августа, а значит, он как можно скорее должен отправить письмо с просьбой о зачислении нынешнему директору Хогвартса. Посему Ултор направился к стене, скрывающей проход в Косой переулок, и спустя несколько секунд парень стоял на мощёной улочке.

«Хм… пожалуй, сначала стоит приобрести ещё одну волшебную палочку, - мысли лениво текли в голове юноши, когда он ощутил у себя за пазухой вместительный мешочек с монетами: Дамблдор обеспечил. – Но здесь это делать не желательно». – Юноша, сам не понимая, откуда у него такие знания, решительным шагом направился в сторону прохода на Тёмную аллею.

И вот, наконец, новая палочка была приобретена, сова и школьные вещи – тоже, а сам Майкл сидел в неизменном кафе Фортескью и писал письмо директору Диппету.

___________

* Ултор (лат. ultor) – переводится как мститель

Глава 3.

Профессор Диппет ещё раз внимательно перечитал принесённое пару минут назад письмо с просьбой о приятии в Хогвартс.

«Ничего, абсолютно ничего!» – Он недовольно покачал головой. Мальчишка не давал о себе абсолютно никакой информации и, что самое главное, не было ни одной зацепки, которая помогла бы разузнать побольше об этом странном парне.

«Личная встреча, - пришло решение. Конечно, у директора Диппета не было оснований отказать этому парню - Майклу Ултору - в принятии в школу, но какое-то смутное сомнение в правильности этого решения терзало мужчину. – Да, личная встреча должна помочь…» - В конце концов, директор принял окончательное решение.

Тут раздался стук в дверь, и в кабинет вошел молодой Альбус Дамблдор – преподаватель Трансфигурации.

- Вы хотели меня видеть, директор?

- Альбус, мой дорогой друг, присаживайся. – Диппет улыбнулся и протянул Дамблдору письмо Ултора. - Что вы об этом думаете? – После минутного молчания произнёс он. 

- Мне кажется, что это вполне обычный молодой человек. А что насчёт его истории… ну у кого, скажите мне, в семнадцать лет могут быть какие-нибудь опасные тайны? – Но тут Альбус некстати вспомнил Томаса Риддла – семнадцатилетнего ученика Слизерина.

- Это, конечно, так, - Диппет заметил заминку Дамблдора. – Но всё же мне кажется, что с ним всё же стоит сначала встретиться. Ты не мог бы заняться этим, мой друг?

- Конечно, директор, - кивнул преподаватель Трансфигурации. – Ну что ж, я напишу ему. Это всё?

- Да, Альбус, можешь идти.

Выйдя из кабинета директора, Дамблдор довольно улыбнулся. Почему-то ему казалось очень важным, чтобы этот Ултор учился в Хогвартсе. А предчувствия Альбуса ещё не подводили.

***

«Так, - Майкл подошёл к зеркалу. – Мне сейчас предположительно семнадцать лет, и я из будущего. Интересно, интересно…» - Юношу не покидало ощущение, что он что-то забыл, пропустил.

Ултор приподнял руками свои длинные чёрные, слегка волнистые волосы, до этого блестящим каскадом спадавшие до лопаток.

- Хм… надо бы немного укоротить их. – Сделал парень мысленную заметку. – И эти очки – определённо от них надо избавиться. – Решив не откладывать дела в долгий ящик, Майкл накинул плащ и вышел из снимаемой в «Дырявом котле» комнаты.

1944 год. В маггловском мире сейчас шла Вторая мировая война, довольно сильно затрагивающая и магическое сообщество. В мире же магии появился Гриндевальд – один из Тёмных Лордов, впрочем, в настоящее время ведущий себя относительно тихо.

Все запланированные дела не заняли у Ултора много времени, и вот он уже вновь стоит в «Дырявом котле», словно магнитом притягивая к себе взгляды посетителей.

«Я не могу просто так убить этого Риддла, хотя это было бы самым лёгким решением, - не обращая внимания на глазеющих на него людей, Майкл дотронулся одной рукой до висящего на шее Хроноворота. Магический прибор был невидим для посторонних – изобретенное в 2000 году скрывающее заклинание прекрасно действовало. – Учитель дал мне шанс отомстить, и я воспользуюсь им, будь уверен, Том, будь уверен!» - Юноша хищно усмехнулся, вновь направляясь к входу на магическую улицу.

Солнечный свет заливал Косой переулок, и Ултор довольно, словно кот, потянулся, подставляя своё тело под солнечные лучи. Прохожие оборачивались, смотря на этого необычного юношу, красота которого была просто пугающе холодна и далёка словно звезды.

Зелёные глаза, больше не скрытые за стёклами ужасных очков, завораживали. Лицо отчего-то потеряло свою прежнюю детскую округлость, – но это заметили бы лишь те, кто долгие годы знал парня, – возможно, дело было во всё тех же очках-велосипедах. Довольно короткие блестящие волосы уже не торчали во все стороны, а лишь подчёркивали смуглую кожу и аристократичные черты лица Майкла. Прекрасное тело лишь дополняло общую картину.

По-прежнему не обращая абсолютно никакого внимания на окружающих, Ултор медленно шел по улице, наслаждаясь чудесным деньком. Но тут из алхимического магазина выскочил, по-видимому, чем-то недовольный черноволосый парень, который тут же налетел на проходившего мимо Майкла, едва не свалив того на землю. Парень не стал оправдываться, а лишь окинул Ултора презрительным взглядом, и тут изумрудные глаза встретились с сапфировыми…

«А вот и ты, Том, - Майкл смерил Риддла спокойным взглядом. – Но твоё время ещё не пришло», - ни один мускул не дрогнул на лице Ултора, когда тот, более не обращая на Тома абсолютно никакого внимания, обошёл парня, словно незначительное препятствие.

А Риддл так и остался стоять на месте, с немым удивлением смотря вслед странному юноше.

Майкл возвращался в «Дырявый котёл», прекрасно понимая, кому принадлежит тот взгляд, что так настойчиво сверлит его спину. Но тут -  вновь вспышка…

Бездушные глаза девушки… Застывшие черты её лица…

Воспоминания вновь поднимают волну ненависти в сердце.

«Ещё рано…» - Парень с трудом заставил себя успокоиться.

***

Как оказалось, в комнате Ултора уже поджидала сова. Школьная, как сразу же понял юноша. При виде Майкла птица недовольно ухнула и протянула лапу, в ответ на это приобретённый парнем в начале дня филин захлопал крыльями. Хмыкнув, Ултор отвязал письмо, которое почему-то было от какого-то профессора А. Дамблдора.

«Альбус Дамблдор, - что-то всколыхнуло в груди это имя. – Я знал его…» - Это вызывало довольно-таки противоречивые чувства.

- И что же от нас хочет этот Дамблдор? – С ноткой неудовольствия произнёс Майкл. – Встречи завтра днем? Ну что ж… возможно мне стоит побеспокоиться о защите разума. – Встреча с этим профессором вызывала у парня смутные опасения.

~~~
По-видимому, вмешательство директора Дамблдора в память юноши вкупе с перемещением во времени привели к непредсказуемым последствиям. Тот, кого раньше звали Гарри Поттером, помнил лишь общие факты из своей жизни. Конечно, иногда и другие воспоминания прорывались через завесу, закрывающую память о 21 годе его жизни.

Но в основном это были лишь воспоминания о боли, убийстве и страданиях. Заклинание директора оставило теперь уже семнадцатилетнему мальчишке лишь одно – ненависть.

Жажда мести и возможность её совершить были даны неким Учителем – именно так в подсознании юноши фигурировал Дамблдор, остававшийся для парня какой-то неведомой фигурой.
~~~

Встреча с Дамблдором – высоким рыжеволосым мужчиной – прошла довольно успешно. Как и предполагал Ултор, профессор Трансфигурации попробовал с помощью Легилименции проникнуть в сознание Майкла. Но тут парню помог приобретенный утром амулет, зачарованный древними мастерами. Поэтому Альбусу Дамблдору пришлось довольствоваться лишь словами Ултора.

Тем не менее, тем же вечером профессор Трансфигурации подтвердил перед Диппетом, что Майкл Ултор – абсолютно обычный парень, из-за войны потерявший свою семью. Директору не оставалось ничего иного кроме как принять юношу в школу, и тем же вечером Майклу было отправлено письмо со  списком необходимых школьных принадлежностей и извещением, что  Хогвартс-экспресс отправляется с платформы 9 и 3\4 1 сентября в 11 часов.

Два следующих дня Ултор, не желавший оставаться наедине со своими мыслями и воспоминаниями, провёл в прогулках по городу и магическим улицам. Очаг маггловской войны уже давно переместился на восток, и поэтому в Англии было уже относительно спокойно.

***

И вот наступил этот знаменательный день. Майкл, не спеша, поднялся с кровати и бросил короткий взгляд на часы. 10 часов.

«Как раз успею», - решил парень. Вещи его были собраны ещё вчера, поэтому оставалось лишь позавтракать и одеться. Юноша улыбнулся в предвкушении – отмщение уже близко.

Ему не составило труда переместиться на знакомую платформу, к тому же на днях он получил лицензию на аппарирование – данные Учителем документы были великолепны. Платформа 9 и 3\4 была наполнена снующими людьми. Матери провожали своих малолетних чад в школу, осыпая их напутственными речами. То тут, то там раздавались приветствия. Ребята искали своих друзей, толкали тележки, кричали что-то друг другу. В общем, Ултору не составило труда затеряться в толпе.

Парень не любил шум и суету. Мечтая поскорее остаться в тишине и одиночестве, Майкл сразу же, не отвлекаясь ни на что постороннее, занялся поисками свободного купе, которое вскоре, хоть и с огромным трудом, всё же было обнаружено. Не желая, чтобы его беспокоили, юноша наложил на дверь известные ему запирающие заклинания и парочку отвлекающих внимание. Через пару минут поезд начал своё движение…

Глава 4.

Для Майкла путь в Хогвартс, проведенный в лёгкой полудрёме, пролетел довольно-таки незаметно. Ведь благодаря наложенным заклинаниям другие ученики не беспокоили спящего юношу.

За окном уже стемнело, когда Хогвартс-экспресс  наконец-то остановился. Сняв заглушающее заклятье, Ултор стал ждать, пока поток студентов стихнет. Потом юноша вышел из поезда и решительным шагом направился к последней из оставшихся карет.

Переминающийся с ноги на ногу тестрал негромко фыркнул, почувствовав приближающегося парня, и Ултор не удержался от того, чтобы хоть мимолётно дотронуться до тёмного животного. Довольный полуконь ласково потёрся своей мордой о гладящую его ладонь. В этом мире лишь тестралы остались в напоминание Майклу о смертях друзей и Сириуса, произошедших на его глазах. Парень сжал кулаки, вспомнив об этом, и быстро забрался в карету, в дальнем углу которой, как оказалось, уже сидел юноша.

«И здесь он, - с неудовольствием подумал Ултор, поймав на себе знакомый взгляд синих глаз. – Ему что так не терпится приблизить свой конец?»

Ещё раз, пристально взглянув на, по-видимому, немного удивлённого Риддла, Майкл заметил, как тот поприветствовал его кивком головы, словно старого знакомого.

«Это ещё что такое?» - тут же мысленно возмутился парень и, окинув Тома неприязненным взглядом, отвернулся к окну, предварительно отодвинувшись как можно дальше от будущего Волдеморта. Оставшийся до замка путь был проделан в полном молчании.

Первым выйдя из кареты, Майкл тут же направился к ожидающей первокурсников высокой стройной женщине, длинные каштановые волосы которой были собранны в конский хвост.

- Вы Майкл Ултор, не так ли? – глубоким грудным голосом спросила она, как только юноша приблизился к ней.

- Да, это я, - спокойно ответил парень. И тут к ним, сопровождаемые высоким длинноволосым парнем, подошли первокурсники, с любопытством оглядывающиеся по сторонам.

- Первокурсники, профессор Уолтерс, - произнёс парень.

- Спасибо, Хагрид, – откликнулась женщина и вошла внутрь замка. - Меня зовут Миранда Уолтерс, - через пару минут они оказались перед дверьми Большого Зала. – Ну что ж… добро пожаловать в Хогвартс. Перед праздничным пиром вы пройдёте распределение на факультеты, - она обвела всех пронзительным взглядом и остановила его на Майкле. – Факультетов всего четыре – Гриффиндор, Равенкло, Слизерин и Хаффлпафф. Церемония начнётся через несколько минут, я вернусь, когда всё будет готово.

Но Ултор уже не обращал и на что вокруг абсолютно никакого внимания. Нет, парня не волновало предстоящее распределение, он просто пытался про себя решить, на какой же факультет ему лучше всего попасть. И ответ был лишь один…

Рядом дети тихо обсуждали предстоящую Церемонию, пытаясь понять, что же ожидает их. Майкл вздохнул, вспоминая, как он когда-то давно вот также вместе с Гермионой и Роном… Печальные мысли прервал голос вновь появившейся Миранды Уолтерс.

- Итак, всем построиться в шеренгу, - произнесла она, - а теперь, идите за мной, - она окинула детей удовлетворённым взглядом и резко развернулась.

Ултор инстинктивно почувствовал, как на нём сосредоточилось всё внимание учеников. И лишь один взгляд не давал покоя…

«Ну что ж, это даже к лучшему… - про себя усмехнулся Майкл. – Я заинтересовал его, а это значит, что мне легче будут подобраться к нему поближе»

Тем временем Шляпа запела свою песню, которую с превеликим вниманием слушали все, находящиеся в зале, а по окончанию разразились громкими аплодисментами.

- Прошу минуточку внимания, - со своего места поднялся директор Диппет. – Как вы уже могли заметить, среди новеньких не только первокурсники. Майкл Ултор поступает сразу на седьмой курс. – Парень заметил, что директор как-то странно на него глянул. – Так что, Миранда, давайте начнём с него, - обратился мужчина к профессору Уолтерс.

Та лишь кивнула в ответ и громко произнесла:

- Когда я назову вас, вы должны будете одеть Шляпу. Майкл Ултор.

Парень так же спокойно вышел вперёд, подняв Шляпу со стула, присел и лишь затем одел её.

«Хм… а ты много скрываешь, юноша, - раздался в голове Майкла тихий голос. – Ну что ж, это твоё дело. Ты мог бы стать великим… - начала она, но у Ултора не было настроения на то, чтобы слушать бред старого творения Основателей. Поэтому парень сразу же оборвал Шляпу коротким:

- Слизерин!

- Эх, какие невежливые дети пошли, - она попыталась было возмутиться в ответ, но Ултор промолчал.

- Эх, ладно…»

- СЛИЗЕРИН! – Под сводами Зала разнёсся громкий голос старой Шляпы.

Майкл позволил лёгкой улыбке скользнуть по губам, но она, впрочем, тут же исчезла, едва он взглянул на стол Слизерина. Места были лишь рядом с первогодками, да одно возле Тома Риддла – оно словно специально пустовало, предназначаясь кому-то. И Ултор даже подозревал, кому…

«И что ему от меня надо? - Майкл мысленно усмехнулся. – Похоже, они думают, что раз Шляпа отправила меня в Слизерин, то чувство гордости и собственного достоинства у меня имеется, а это уже, по их мнению, значит, что с первокурсниками, если есть другие места, я не сяду… - парень нарочито медленным шагом шел к столу факультета Змеи. – Возможно, возможно… Что ж, я оправдаю их ожидания. Пора налаживать отношения», - и он, сохраняя на лице маску безразличия, опустился на пустующее место справа от Риддла.

Слизеринцы наблюдали за парнем напряжёнными взглядами – они не знали, что ждать от Майкла. Да и странное поведение Тома…

А распределение тем временем продолжалось, но, кажется, ни один слизеринец-старшекурсник не обращал на это внимания – они все искоса поглядывали на новенького, да и некоторые ученики других факультетов не далеко от них ушли.

Ултора же не волновали устремленные на него взгляды. Юноша ещё помнил, что такое уже было, казалось, когда-то давно он привык к этому.

- Ну что ж… как вы уже слышали, - всё с тем же равнодушием он обвёл взглядом семикурсников, - меня зовут Майкл… - Слизеринцы ничего не ответили, тут же обратив своё внимание на Риддла.

«Да, похоже, он уже давно всем здесь заправляет», - отметил про себя Ултор.

- Том Риддл, староста, - слегка высокомерно произнёс сидящий рядом с Майклом парень. Взгляд Тома неожиданно смягчился, но руку он не протянул, как, впрочем, и Ултор.

- Малфой. Кассий Малфой, – протянул симпатичный светловолосый юноша, сидящий напротив.

«Дааа… а эти прям из поколения в поколение… весь путь, так сказать, прошли вместе со своим Лордом, - Ултор было поморщился, но тут же отдёрнул себя. - Сейчас не время для глупой неприязни», - он кивком головы ответил на приветствие Кассия.

- Юлиан Эйвери…

- Эмилий Забини…

- Арэс Нотт… - полетело тут же со всех сторон. Некоторые даже протягивали руки для рукопожатия.

- И пусть теперь начнется пир! Ешьте. – За всем этим ребята и не заметили, как закончилась Церемония Распределения, а также пропустили приветственную речь директора Диппета.

***

После ужина Майкла тут же оттеснили от Риддла какие-то, по скромному мнению самого Ултора, неправильные слизеринцы. Не то, что бы он их прям уж так хорошо знал… но всё равно такая кампания отчего-то казалась вполне естественной. Словно это уже было когда-то… Но больше всего юношу удивляла своя собственная реакция – он смеялся над шутками Нотта, подтрунивал над высокомерным Малфоем… он УЛЫБАЛСЯ! Как казалось самому Майклу, впервые со дня смерти друзей. Парень чувствовал себя своим рядом с ними, но лишь до тех пор, пока рядом не появлялся Том Риддл, который в настоящий момент был где-то далеко впереди, как староста, провожая первокурсников.

А вот и подземелья. Здесь тоже почему-то всё было, если не родным, то, по крайней мере, знакомым. Часть стены, являющейся скрытым входом в гостиную Слизерина, после произнесения пароля тихо растворилась в воздухе, и Майкл вступил в комнаты своего нового факультета.

Всё вокруг было исполнено в зелёно-серебристо-чёрных тонах, над весело полыхающим камином висел огромный герб Слизерина. На стене напротив, между дверьми, ведущими, как откуда-то вспомнил Ултор, в комнаты старост – портрет самого Основателя. В соседней стене – двери и лестницы, которые вели в спальни девочек и мальчиков каждого курса.

Три мягких дивана и парочка кресел, зелёная с чёрным обивка которых, казалось, переливалась в свете камина. Ворсистый ковёр с рисунком из змей на полу…

«Странно, я всегда считал, что здесь должно быть холодно, ну, или прохладно», - немного растеряно подумал Майкл, удивлённый своими ощущениями. И тут к тому же из глубин его памяти всплыла мысль, что так и должно быть, что это правильно.

Всё ещё не понимая, что же происходит с ним, Ултор опустился в одно из кресел. На этот раз он не заметил, а, может, просто и не обратил внимания, на такой настойчивый взгляд синих глаз.

- Здравствуйте, студенты! – раздался довольный голос со стороны входа. Майкл поморщился, как от головной боли – перед учениками с улыбкой на всё лицо появился Гораций Слагхорн, с густыми, блестящими волосами цвета соломы и блондинистыми усами – как оказалось, именно он являлся деканом Слизерина в эти годы. – Ещё раз хочу сказать, что я очень рад вас видеть на своём факультете. Надеюсь, вы и в этом году поддержите честь Слизерина, и мы завоюем Кубок Школы. – Он отчего-то подмигнул Ултору.


Глава 5.

Уже лёжа в своей кровати, сегодня поставленной в спальню седьмого курса Слизерина, Майкл думал о событиях прошедших дней. Все произошло так быстро…

Лишь ближе к ночи из глубин памяти парня выплывали странные воспоминания, мысли. И тогда Майкл Ултор вспоминал своё настоящее имя, смерть Сириуса, Рона и Гермионы… Слова Учителя – в эти минуты парень практически вспоминал его имя. Именно тогда, в темноте приходило понимание важности утерянных воспоминаний. Ощущение, что он что-то упустил, но всё это уничтожал своим приходом следующий день, и в мыслях Майкла оставались лишь желание отомстить, отодвигающее остальное на задний план. А следующей ночью всё возвращалось вновь. Как сейчас…

Ултор не знал, сколько он пролежал так, бессмысленно смотря на полог своей кровати. Тишину нарушало лишь тихое сопение соседей по комнате. Холодный свет луны проникал в окно, создавая во всех углах причудливые тени. В голове Майкла мелькнула мысль, что его всегда интересовало, почему здесь видна луна, раз комнаты Слизеринцев находятся в подземельях.

«Я не мог интересоваться этим, я же здесь впервые», - сразу возразил сам себе юноша.

«Но почему тогда здесь всё кажется таким знакомым? - ехидно откликнулся внутренний голос. – Ведь что-то могло произойти с тобой в забытые годы. Что-то, что привело тебя сюда…»

Так в неспешном споре с самим собой Ултор и не заметил, как уснул.

***

Высокий смуглый парень стоит на вершине какой-то башни. Северный ветер ещё больше лохматит черные, практически сливающиеся с тьмой ночи волосы юноши. Луна и звёзды безучастно смотрят с небес, а парень снова и снова ищет взглядом одну лишь звезду.

Альфу в созвездии Гончих Псов…

- Сириус… - одними губами шепчет юноша. – Рон… - он переводит взгляд на обмотанную вокруг указательного пальца прядь волос. – Рон… - бездушный свет ночных светил серебрит слёзы, скатывающиеся по застывшему лицу парня.

Но тут сильные руки обхватывают его за талию.

- Не надо, любимый. – Шепчет на ухо тихий голос. – Пойдём, ты нужен Гермионе…

- Гермиона. – Зелёные глаза на миг вспыхивают в свете показавшейся из-за тучи луны. Юноша тут же разворачивается в кольце обнимающих его рук и прижимается своими губами к губам стоящего рядом парня, лицо которого всё еще скрыто в тени.

И тут на миг наступила темнота, приносящая за собой следующую картину.

Пустые глаза на сейчас казавшемся лишь бездушной маской лице Гермионы. Длинноволосый парень в тёмно-синей мантии осторожно обнимает её за плечи. Тут из соседней комнаты медленно выходит всё тот же темноволосый юноша, на лбу которого виднеется налившийся кровью шрам в виде молнии.

В мерцающем свете свечей видны тёмно-фиолетовые круги под когда-то сияющими ярко-зелёными, а теперь уже тусклыми глазами. Грязная порванная мантия с бурыми пятнами на ней. С приходом Избранного комнату наполняет тяжёлый приторный запах разлагающейся крови.

- Как она? – хриплым голосом спрашивает он у парня, сидящего рядом с каштанововолосой девушкой.

- Всё так же, - шепот в ответ, - молчит, ничего не ест. Всё время сидит, смотря на игру огня. – Искренняя печаль слышится в его голосе.

Вошедший юноша проводит рукой по своим растрепанным волосам и садится рядом с Грейнджер. В его глазах мелькает боль, когда взгляд останавливается на сломленной подруге.

- Гермиона, - тихо произносит Избранный, - я нашёл их Штаб. Мы отомстим за НЕГО! – Он также обнимает тотчас приникающую к нему девушку.

Второй парень лишь тяжело вздыхает и, легонько коснувшись смуглой рукой плеча Гермионы, неслышно выходит из комнаты.

Снова темно…

Кровь, везде кровь…

Едва не вскрикнув, Майкл резко приподнялся на своей кровати. Дыхание парня сбивалось, сердце бешено, словно желая вырваться, билось в груди. Холодные капельки пота серебрились в лунном свете.

Почувствовав, как  пересохло у него во рту, Ултор дрожащей рукой вытащил из-под подушки свою палочку и, наколдовав полный воды стакан, залпом осушил его.

«Что это было?» - Майкл попытался вспомнить, что же заставило его проснуться.

Кровь…

И ничего более.

Мертвенно бледное лицо Гермионы рядом. Девушка судорожно сжимает в руках свою палочку, почему-то спокойным взглядом обводя царивший вокруг хаос. Кровь…

Ултор почувствовал, как вспотели его ладони, но всё же позволил воспоминаниям вновь наполнить свою голову. 

Кровь… А потом девушка вдруг улыбается. И эта улыбка заставляет похолодеть сердце стоящего рядом Избранного…

- Так вот, что произошло, - отчего-то Майкл совсем не сомневался, что это именно его память медленно возвращается к своему хозяину. – Но что сделало её такой?

«Смерть Рона…» - едва слышно ответил внутренний голос. Ултор резко выдохнул воздух и без сил упал на кровать. Больше этой ночью никакие сны ему не снились.

***

- Что со мной происходит? – непонимающе прошептал в пустоту своей комнаты Том Риддл, который раз проснувшись за эту ночь, причём, отнюдь не из-за кошмаров…

Вздохнув, парень поднялся со своей огромной кровать и вновь нетвёрдой походкой направился в ванную, желая поскорее смыть напряжение.

***

С самого утра Том Марволо Риддл пребывал в совершенно ужасном настроении. И всему виной этот новенький! Парень бросил взгляд на другой конец стола, где Майкл Ултор, казалось, увлечённо беседовал с Маргаритой Лестрейндж  - высокой черноволосой девушкой с жёстким взглядом. Маргарита ранее не опускалась, разумеется, по её мнению, до того, что бы поговорить с кем-то. Она всегда предпочитала одиночество, а тут… Слизеринцы никогда не видели её такой…

Её щёки раскраснелись, глаза пылали каким-то непонятным огнём, в то время как сама девушка что-то то ли объясняла, то ли рассказывала Ултору. Тот её внимательно слушал, изредка отвлекаясь на то, чтобы перекинуться парой слов с сидящим рядом Эйвери.

За всё это время Майкл ни разу не посмотрел в сторону самого Тома. А сразу же после завтрака Лестрейндж и Ултор, так и не прервав свой разговор, ушли под ручки. Риддл сжал кулаки от непонятной злости.

«Чёрт! Что же со мной творится?! Кто же он такой, этот Ултор?» - впервые, но лишь на несколько секунд, обычная маска слетела с лица старосты, и после вопроса Нотта, всё ли в порядке, Том, так и не позавтракав, вышел из-за стола.

***

«Да, я оказался прав, - довольно улыбнулся Майкл, на секунду отвлёкшись от разговора с девушкой. – Весь завтрак Том не спускал с меня и Марго глаз, а теперь…» - Ултор прислушался к тихим шагам, раздающимся чуть позади.

- Майкл, а ты не знаешь, что это Риддл тебя так глазами пожирает? – шёпотом спросила девушка, склонившись к уху парня. Маргарита Лестрейндж оказалась очень интересной девушкой. Она была одинока – по каким-то своим причинам ей не удалось найти общий язык со своими однокурсниками.

- Не знаю, Марго, - при звуках своего сокращенного имени Маргарита поморщилась, но, против обыкновения промолчала. – Не знаю… - так же шёпотом ответил ей Майкл. Познакомились они сегодня утром – мисс Лестрейндж села рядом с заинтересовавшим её юношей, и, сами того не замечая, в какой-то момент они перешли к оживлённой беседе. - Тебе не нравится Том? – осторожно спросил Ултор.

- А почему он должен мне нравиться? – удивилась девушка и вопросительно посмотрела на парня.

- Да возле него, как мне показалось, все увиваются. Я так понял, что он тут лидер, - хорошо подбирая слова, ответил юноша.

- Я – не все, - немного резковато произнесла Маргарита. – Риддл всего лишь высокомерный полукровка, называющий себя Лордом. Почему он должен мне нравиться? К тому же, ты гораздо симпатичнее, - она окинула парня выразительным взглядом.

- О, Лестрейндж, а я и не подозревал, что ты вообще разговаривать умеешь, - раздался рядом нарочито удивлённый голос.

- Что тебе надо, Риддл? – даже не поворачивая головы, откликнулась Маргарита.

- От тебя? – Том презрительно посмотрел на девушку. – Ничего. – И Риддл, окинув жадным взглядом Майкла, удалился.

***

«Что на меня нашло? - проклинал сам себя Том, быстрым шагом удаляясь от недоумевающе смотрящей ему вслед девушки. – Он даже не посмотрел в мою сторону, будто я для него - пустое место! – Отчего-то эти слова глухо болью отдавались в груди. – Что происходит? – Риддл прислонился к приятно холодящей тело стене.
– Этот Ултор заставляет меня чувствовать. Я просто не смог смотреть, как она стоит так близко к нему, держит его за руку. Ненавижу!»

***

- Да, с ним явно что-то не то, - задумчиво произнесла Маргарита. – Никогда не видела Риддла таким. Ну ладно, пошли на урок…

Сразу же после уроков Майкл и Маргарита, захватив необходимые учебники, отправились делать уроки на берег озера. Там же собирались и ученики остальных факультетов – никому не хотелось в такой прекрасный день оставаться в здании школы.

Для Майкла, по его собственному мнению, учёба не должна была составить никакого труда: ведь всё это он уже изучал когда-то. И хоть из памяти исчезли многие события жизни юноши, но знания и навыки остались. Поэтому он занимался лишь повторением, да помогал Маргарите, и учёба не мешала в достижении целей.

Тома Риддла не было среди вышедших на улицу студентов: он сидел в библиотеке и раздумывал над причинами своего странного поведения.

Ближе к вечеру к большому неудовольствию Ултора пришлось возвращаться в замок.

- Расскажи о себе, - попросила Лестрейндж, по дороге обратно в школу.

- Что тебе рассказать? – сразу же насторожился Майкл.

- Ну, откуда ты здесь взялся такой… - её скулы слегка порозовели. – Ведь директор ничего не сказал о тебе во время распределения. – Пожала плечами девушка.

- Хм… родился я на юге Англии. Мать умерла при моём рождении, отец был убит магглами – ведь в их мире сейчас идёт война, а он оказался не в то время не в том месте. – Спокойно ответил парень. – В общем, ничего особенного. Сила крови, - он произнёс пароль, и часть стены растворилась в воздухе.

- Это ты так думаешь, - пробормотала Маргарита, когда они остановились в дальнем от входа краю гостиной. И, не обратив внимания на удивленно смотрящего на неё Ултора, продолжила. – Я знаю тебя всего лишь день, а у меня уже такое ощущение, что мы знакомы всю жизнь. – Она улыбнулась и, бросив короткий взгляд в сторону выхода из гостиной Слизерина, быстро прошептала. – Заранее прости за то, что я сейчас сделаю, но мне надо кое-что проверить, - и девушка, приподнявшись на цыпочки, притянула Майкла к себе и, шепнув, - да обними же меня, идиот! – приникла к его губам.

«Это так странно – целоваться с девушкой притом в первый же день знакомства», - задумался Ултор, машинально отвечая на поцелуй и всё крепче прижимая к себе Маргариту. Парень и не заметил, как пару минут назад вошедший в гостиную Том Риддл, так и застыл на входе, едва не выронив книги и ужасно побледнев.

***

А в это самое время в своих личных покоях довольно улыбнулся Альбус Дамблдор: «Не зря я побеспокоился о принятии этого Майкла в школу», - сегодня мужчина, в который уже раз убедился, что предчувствия его никогда не подводят.

Пару часов назад в кабинете Трансфигурации появился директор Дамблдор – из будущего, как он сам сказал. И он рассказал молодому Альбусу о тех смертях и страданиях, которые в будущем принесёт в мир Том Риддл. Рассказал он так же и о Майкле Улторе – том странном юноше. Мстителе.

«Не мешай ему… - до сих пор звучали в голове профессора слова старшего Дамблдора. – Том очень заинтересовался им, тебе нужно лишь подтолкнуть их друг к другу»

Да, молодая мисс Лестрейндж, этим утром решившая обратиться с просьбой к профессору Трансфигурации, оказалась как никогда кстати. Оставалось надеяться, что Майкл не задумается о природе столь быстро вспыхнувшей привязанности к нему девушки.

Глава 6.

Наконец-то оставшись наедине с самим собой, Том попытался привести свои мысли в порядок.

«Майкл Ултор…» - парень задумчиво подкинул в руке тотчас сверкнувший в неярком свете свечей кинжал. Отчего-то все мысли Риддла каждый раз сводились к этому странному новенькому, который умудрился разговорить даже Маргариту Лестрейндж. Не говоря уже о том, что Майклу в первый же день удалось заполучить хоть каплю расположения большей части Слизерина, что до этих пор считалось (да и продолжает считаться) невыполнимым. Это также наводило на определённые размышления.

К тому же, Майкл Ултор как-то влиял и на самого Тома. Риддл пока не мог разобраться, найти истоки этой своей непонятной, практически болезненной тяги к Ултору.

«Нет, это не любовь, - сразу же отмёл Том предположение. Даже если бы он и верил в это чувство…  - Оно не могло возникнуть на пустом месте. А с первого взгляда – уж увольте, - парень фыркнул, - всё это сказки для дураков!» - А сам Риддл дураком отнюдь не был.

«Значит, кто-то хочет свести нас, - Том поморщился от такой мысли, щедро приправленной пониманием того, что «добродетелю» это всё же удаётся. По крайней мере, со стороны самого Риддла. – Но с другой стороны, похоже, эти действия либо вообще не направлены на Ултора, либо он прекрасно всё скрывает», - перед глазами вновь предстала картина того поцелуя в гостиной Слизерина.

«Но, если это чьи-то планы, то «доброжелатели» просто не знают, с кем связались. Им не одолеть Лорда Волдеморта!» - и кинжал молнией полетел в висящую на стене мишень.

***

В эту ночь, как и в предыдущую, как только голова Ултора коснулась подушки, он тут же погрузился в мир непонятных видений:

- Любимый, - шепот, шедший из самого сердца.

Затем – яркая вспышка, и вот уже два юных сильных тела сжимают друг друга в объятьях.

Зелёный шёлк покрывала, смуглая кожа, на которой блестят в лунном свете бисеринки пота. Хриплое дыхание, вырывающееся из приоткрытых, распухших от поцелуев губ. Разметавшиеся по подушке длинные чёрные волосы, и наполненный невыносимой нежностью шёпот:

- Гарри…

Майкл широко распахнул глаза, чувствуя как бешено бьется в груди сердце, а руки вцепились в шёлковые тёмно-зелёные простыни.

«Гарри…» - снова и снова тихий шёпот звучал в голове, и Ултор почувствовал, как на него вновь нахлынуло едва отступившее возбуждение. Решив, что больше он не уснёт, да и охладиться надо, Майкл вылез из кровати.

***

И в этот же момент, сам не понимая от чего, в своей спальне проснулся Том Риддл.

***

Через полчаса Майкл Ултор уже наслаждался прекрасным видом на ночную гладь озера. Лёгкий ветерок заставлял листья на деревьях тихо шелестеть и холодил всё ещё разгоряченную кожу юноши.

Огромный кальмар всплывал на поверхность и, лениво шевеля своими блестящими в лунном свете щупальцами, пытался поймать порхающих мотыльков. Волны расходились во все стороны от гигантской туши моллюска. То тут, то там мелькали летучие мыши, откуда-то из леса донёсся вой ночного хищника. Майкл опустился под то же дерево, под которым несколько десятков лет спустя вот так же будет сидеть его отец, а затем и само Золотое Трио.

«Это определённо сцены из моей жизни, но как? Слизеринская гостиная, спальня… Я, что, со слизеринцем был? – Парень облокотился на шероховатый ствол. – Почему же я это не помню?»- тут ему на ум пришла такая картина: седовласый старик, тихо шепчущий «для всеобщего блага».

«Не надо было так быстро соглашаться на путешествие в прошлое», - ехидно вставил внутренний голос.

«Но друзья… - Майкл, в который раз уже почувствовал, как сжалось сердце. – Учитель сказал, что я многое забыл…» - вяло попытался он возразить сам себе.

«Тогда тем более не следовало сразу же принимать его предложение. И вообще, если он сказал, что мы забыли всё из-за смерти друзей, тогда почему последнее воспоминание – смерть Сириуса? Здесь явно что-то не чисто, - сделало, в конце концов, вывод второе Я Ултора. – И теперь тебе каждую ночь снятся картины, показывающие нашу якобы забытую жизнь».

«Хватит, - тут же приказал себе Майкл, - интересно, это нормально – разговаривать, а тем более ругаться с самим собой? Вряд ли…»

«Иди спать, может, тогда ещё что-нибудь узнаешь!» - вновь влез внутренний голос.

Хмыкнув, Майкл поднялся на ноги и медленно, наслаждаясь прекрасной ночью, направился в сторону спящего замка.

***

Тёмные, безумно знакомые коридоры, отсутствие привычного Филча и его кошки, но вдруг что-то тёплое прижало Майкла к прохладному камню древних стен.

«Что за чёрт?!» - полупаническая мысль мелькнула в голове не ожидавшего нападения Ултора.

- Кто тут у нас? – горячий шёпот опалил шею парня. – Ултор, разве ты не знаешь, что гулять после отбоя запрещено? – Чужое тело прижимается всё сильнее.

- Что тебе надо, Риддл? – практически выплюнул Майкл, мимоходом отмечая, что его тело отзывается предательской дрожью на прикосновения горячих ладоней другого юноши.

«Надо уходить», - решил Ултор.

- Что тебе надо, Риддл… - передразнил парня Том, руки которого уже в наглую шарили по телу Майкла. – А я не знаю! – почти выкрикнул он и, на миг отпрянув, прижался своими губами к губам Ултора.

Майкл тут же стиснул челюсти, не желая отвечать на поцелуй. Он попытался вырваться, но чужие руки держали крепко, тело Тома было слишком близко. Холодный камень стен впивался в спину, пальцы Риддла с силой сжимали руки Мстителя.

- Ну, давай же, тебе понравится, - прошептал Том прямо в губы Ултора.

Майкл мотнул головой, не оставляя попыток освободиться. И вдруг – быстрый укус. Ултор вздрогнул от неожиданности, чувствуя, как по лицу из губы стекает тоненькая струйка крови.

- Пусти, - яростно выдохнул юноша, и тут же почувствовал, как между его ног уперлась коленка Тома.

- Ни за что! – Риддл слизнул кровь с распухшей нижней губы Майкла. «Ну, давай же…» - его язык попытался проникнуть вглубь рта Ултора.

«Дело плохо», - Майкл почувствовал, что ещё чуть-чуть, и он не сможет больше сопротивляться. Тело буквально горело огнём, желая большего.

- Давай… - вновь тихий шёпот. Лёгкое движение колена сорвало с губ Ултора стон, чем сразу же и воспользовался настойчивый Том.

«Мне это нравится!» - с некоторой долей ужаса подумал Майкл.

«Расслабься и наслаждайся», - велело в ответ второе Я парня.

«Ни за что!» - тут юноша почувствовал, как в груди поднимается волна магии, готовой выплеснуться наружу. Ещё секунда, и вот не ожидавшего подвоха Риддла впечатало в противоположную стену тёмного коридора.

Сплюнув кровь, Майкл Ултор оттолкнулся от стенки и, бросив короткий взгляд на Тома, пошатываясь, пошел по направлению к гостиной Слизерина.

«Я целовался с убийцей, мне нравилось это, я хотел его!» - пульсировала в мозгу парня единственная мысль.

«Да, но он ещё не стал убийцей… ну, или почти не стал – в глобальном масштабе я имею в виду…» - возразил внутренний голос.

***

Проснувшись на следующее утро, Ултор понял, что не помнит, как добрался до своей кровати. Голова буквально раскалывалась на части, во рту стоял солоноватый привкус крови. В теле ощущалась ужасная слабость – последствие ночного выброса магии.

«Блейз», - мелькнуло и тут же пропало в голове юноши смутно знакомое имя, оставляя после себя привкус горечи.

Как оказалось, соседи по спальне ещё спали. Полседьмого – показал короткий взгляд на часы.

«Приснится же такое…» - Тяжело поднявшись, Майкл тихо направился в ванную.

Но увиденное в зеркале заставило юношу на несколько секунд замереть в изумлении - ранка на губе так никуда не исчезла, как, впрочем, и сама засохшая кровь.

«Значит, не приснилось… - с некоторой долей удовлетворения подумал Ултор, уже прикидывая про себя, как бы убрать эту своеобразную метку. - Как всё быстро развивается», - он устало потёр нещадно ноющие виски.



Глава 7.

Следующие дни прошли довольно спокойно. Майкл вливался в школьную жизнь, общался с однокурсниками. В это время вражда между факультетами не была так сильно заметна, как во времена учёбы самого Ултора в своём времени.

С Томом Майкл старался не пересекаться, хотя тот неизвестно с какой целью пару раз пытался отловить его в пустых коридорчиках. Сам же Ултор в основном не обращал на Риддла никакого внимания. Конечно, идея о мести не исчезла из головы парня, и иногда Майклу с огромным трудом удавалось подавить в себе желание тотчас побежать и уничтожить Тома Риддла.

Ултор не торопился – слишком много нового возвращалось в его память каждую ночь. В основном это были лишь отрывки: время, проведённое с каким-то парнем, друзья, погони за Упивающимися Смертью… всё это отчего-то удерживало парня от необдуманных действий. К тому же в его памяти всё ещё была слишком свежа сцена того ночного поцелуя в подземельях.

***

- Что со мной происходит? – вот уже вторую неделю этот вопрос не оставлял Тома Риддла. По телу парня вновь и вновь пробегала сладкая дрожь, едва он вспоминал о ТОЙ ночи. И неважно, как она закончилась…

***

- Гарри, мне пора уходить, - в комнату вошёл высокий черноволосый и смуглокожий парень. Его сине-зелёные глаза сверкнули в неярком свете свечей.

- Не надо, Блейз, - Поттер поднялся с кресла. – У меня нехорошее предчувствие.

- Да брось, - тот, кого назвали Блейзом, притянул друга к себе.

- Но зачем? Почему именно сейчас?

– Я только что получил письмо от матери. Она больна, я должен быть с ней.

- Но…

- Не надо, всё будет в порядке. – Мягко ответил Блейз, - о месторасположении поместья сейчас знают только ты с директором, - он лёгким движением убрал с лица прядку волос.

- Я не хочу потерять ещё и тебя, - боль, - я не вынесу этого…

- Тихо, - поцелуй, - я не брошу тебя, - объятье. – Никогда…

***

- Блейз, - стон.

- Гарри, - в ответ.

***

- Мне пора… - вновь поцелуй.

И он ушёл. А Поттер стоял, и смотрел ему вслед, сам не замечая слёз, солёными ручейками текущих по лицу. Через два дня Блейза Забини не стало. Это была их последняя встреча.

Майкл проснулся в холодном поту. Всё тело парня ужасно ныло, одеяло теперь было скомкано в районе ног. Юноша тяжело дышал, раз за разом прокручивая в голове последнюю сцену из очередного видения.

«Дамблдор… Учитель… - перед внутренним взором появлялось морщинистое лицо, на котором за очками-половинками весело сверкали голубые глаза. – Но Учитель сказал, что два последних года я провёл в коме. Он солгал мне?»

Откуда-то из глубин памяти всплыло уже другое воспоминание:

«- Простите, профессор Дамблдор, - солёная капелька потекла по бледному лицу зеленоглазого встрёпанного юноши. – Я не могу, не вижу смысла бороться дальше. Что вам теперь делать – решайте сами. – Лишённый эмоций голос.

- Ты даже не попытаешься отомстить? – даже со стороны было видно, как напряжён директор.

- Нет, - пустой взгляд зелёных глаз. – Месть – не главное, - черноволосый парень тяжело вздохнул, - так говорил Блейз. – И, не слушая возражений, он бросил в камин горсть Летучего пороха…»

«Он лгал мне», - пришло понимание, и с этой мыслью юноша погрузился в беспокойный сон.

***

За завтраком Том уже привычно нашёл взглядом Ултора. Все последние недели Риддл не спускал с новенького глаз. Парень оставил свои попытки приблизиться к Майклу, но желание быть рядом не пропало, оно словно бы вспыхивало ещё сильнее, едва Тому попадался на глаза этот парень.

Ултор же в последние дни, по мнению самого Риддла, был каким-то осунувшимся и бледным. Словно было что-то, что пожирает новенького изнутри, что-то, не дающее спать, вызывающее тёмные круги под глазами. Остальные ребята, казалось, не замечали этого, продолжая всё также весело беседовать, обмениваться сплетнями.

Майкл же вяло ковырялся в своей тарелке, время от времени отвечая на вопросы сокурсников. Маргариты Лестрейндж среди них не было – она по семейным обстоятельствам покинула на время школу, чему, к слову сказать, Риддл был ужасно рад.

Но даже занятый посторонними мыслями об Улторе Том не забывал и про свои цели. Он всё так же посещал вечеринки Слагхорна, общался с так называемым «ближним кругом» - будущим костяком армии Упивающихся Смертью.

И тут Риддлу в голову пришла очередная гениальная мысль. Осторожно, очень осторожно парень попытался пробраться в разум Ултора. Нет, Тому не надо было ничего особенного, сейчас не надо: парень всего лишь хотел узнать, что происходит с новеньким. Волнение и необъяснимая нежность, заставляющие сжиматься сердце… Том сам не знал, откуда взялись в его душе эти чувства, но отчего-то совсем не хотел, чтобы они исчезли, оставляя вместо себя лишь пустоту.

Но вот, что удивительно, Риддлу не удалось проникнуть в мысли и память Майкла. Том словно наткнулся на огромную стену, защищающую разум Ултора от вторжения извне. Будто бы почувствовав, что в его разум пытаются вторгнуться, Майкл резко вскинул свою темноволосую голову и пристально посмотрел на Риддла. Эти зелёные глаза…

***

«Я устал. Везде ложь и обман… Блейз, почему ты покинул меня, ты же обещал, что не оставишь никогда?» - хаотичные мысли мелькали в голове Майкла.

Практически вернувшиеся воспоминания несли боль. Ултор желал забыться, чтобы хоть короткий миг не помнить. И тут Майкл почувствовал, как кто-то пытается проникнуть в его сознание.

«Том, - уже без привычного сарказма хмыкнул юноша про себя. – Причина того, что я оказался здесь», - Ултор поднял голову. И лишь где-то на задворках сознания мелькнула мысль о мести, которая, впрочем, тут же исчезла, уничтожаемая воспоминаниями о ночном поцелуе.

«Надо забыться…»

Глаза юноши внезапно потемнели, и Риддл, по-видимому, что-то прочитав в них, поднялся со своего места и, легко кивнув Ултору, быстрым шагом вышел из Большого зала. Через пару минут примеру старосты последовал и сам Ултор, отчего-то зная, что Том будет ждать где-то неподалёку.

Глубоко вздохнув, Ултор пошел по коридору. Но не успел парень сделать и пары шагов, как сильные руки втянули его в тёмную, скрытую за доспехами нишу. Майкл вновь оказался прижатым к стене.

Чужие губы были совсем близко, горячее дыхание Тома опаляло лицо. А потом они целовались. Целовались до тех пор, пока не кончился кислород. Их языки совершали какой-то неведомый танец, руки стремились узнать как можно больше, тела все сильней прижимались друг к другу…

***

«Все было прекрасно», - Том облизнул всё ещё кровоточащую губу. Прекрасно до тех пор, пока Майкл не ушёл, кинув напоследок: «Ничего не изменилось».

Отчего-то эти слова, сопровождаемые холодным взглядом изумрудных глаз, ранили сердце. Вот почему Риддл ненавидел чувства. «Но теперь уже поздно…»

- Почему? – сорвался с губ хриплый шёпот, и Том ненавидел себя за свою слабость. Сапфировые глаза непонимающе сверкнули.

А в ответ – тишина…

***

- Чёрт! Я едва не потерял голову! – зеленоглазый юноша яростно ударил кулаком о стену. Затем ещё раз и ещё… боль отрезвляла, а также помогала забыть.

«А ведь я почти поверил, что нужен ему, - Майкл презрительно скривил губы. – Он меня просто хочет. Впрочем, я его тоже. -  Желание отомстить вновь вышло наружу. – Но это ничего не меняет, Том!» - попытался убедить себя Ултор.

- Ничего… совсем… и я не забыл о мести! – прошептал юноша.

«Месть – не главное…» - тут же всплыли в голове слова Блейза…

Глава 8.

Всю следующую ночь Майклу снились кошмары. Огромные сине-зелёные глаза и тихий, бесчувственный голос, повторяющий неустанно: «Месть – не главное…». Затем цвет глаз постепенно сменялся на сапфировый, они темнели от непонятной боли. Но почему?..

Ултор откинул в сторону одеяло. Вот уже в который раз за эту ночь парень вспомнил, как изменилось лицо Тома после того, как с губ Майкла сорвались бессмысленно жестокие слова.

«Почему? Ведь он не может ничего чувствовать ко мне, мы едва знакомы. И отчего это меня волнует? – пробормотал Майкл. – Я не могу, не должен…» - он быстро поднялся с кровати и, надевая на ходу мантию, бесшумно направился к выходу из спальни.

Юноша не знал, куда и, главное, зачем идёт. Ноги будто бы сами выбирали нужное направление. Сам замок словно пытался помочь, ведь ни один из учителей не встретился на пути Майкла в эту ночь. Ултор поднимался всё выше и выше, и вот он оказался на вершине Астрономической башни.

Холодный ночной ветер развевал его волосы, и Ултор вспомнил, как когда-то давно он вот также стоял здесь. После смерти Рона… Сердце вновь болезненно сжалось.

- Гарри, - тихий шёпот, такой знакомый и безумно родной голос. Память иногда выкидывает странные шутки – ведь шёпот из воспоминаний, казалось, раздался здесь, наяву, совсем рядом.

- Гарри, - и даже ветер внезапно стих. Лишь огромная жёлтая луна печально смотрела на мир с небес. – Обернись… - Просьба.

И Майкл обернулся. Казалось время замедлило свой бег, когда взгляд Ултора наткнулся на серебрящийся в двух шагах от юноши силуэт.

- Блейз… - едва дыша, выдохнул Майкл. – Ты… - Он протянул дрожащую руку.

- У меня мало времени, - такие дорогие черты лица проступали всё чётче, и вот на площадке уже стоят двое юношей.

- Блейз! – Ултор бросился к любимому. – Это ты! – Он словно заново изучал каждый сантиметр такого родного тела.

- Да, я… - Забини грустно улыбнулся. – Это я привёл тебя сюда. – Поцелуй, небольшая пауза. – Изменения прошлого всегда несут огромные проблемы. Дамблдор играет с чужими жизнями, сейчас для него важна лишь победа в войне. – Блейз немного отстранил Майкла. – Директор хотел подтолкнуть тебя к Последней битве, уничтожая близких тебе людей. – Крепко держась за руки, двое парней подошли к парапету башни.

- Сириус… - прошептал Ултор, уже привычно ища глазами знакомую звезду.

- Твой крёстный, Рон, Гермиона… - тем временем продолжал говорить Забини, - Я… - он вздохнул, - но ты, Гарри, не оправдал его ожиданий, и тогда Дамблдор заставил тебя забыть. Там наверху не могли позволить директору так сильно вмешиваться в течение времени. Они следят за тобой. Я же привязал тебя к Тому Риддлу.

- Что? – непонимающе выдохнул Майкл.

- Ваши судьбы похожи, только вы сможете помочь друг другу. Я люблю тебя. – Блейз медленно растворялся в ночном воздухе. – Будь счастлив и не забывай: месть – не главное…

0

3

Эпилог

Обратный путь в спальню прошёл словно в тумане. В груди Ултора просыпалось практически звериное желание обладать. Многое из событий этой ночи позже исчезнет из памяти юноши. Не вспомнит Майкл того, как, не разбирая дороги, он ворвался в спальню слизеринского старосты. Не вспомнит, как блестели глаза Риддла.

Лишь горячее тело рядом с собой, ощущение бархатной, покрытой бисеринками пота кожи под руками… сводящий с ума язык… и тихий шёпот:

- Прости… - срывающийся с губ.

***
- Месть… - Майкл проснулся от ужасного жжения, волнами растекающегося по телу. Руки Ултора непроизвольно потянулись к незащищённому горлу мирно спящего рядом Тома.

- Нет… - беспомощно прошептал Майкл, огромным усилием парню удалось убрать руки. «Я должен уйти!!!» - одевшись в спешке, Ултор кинул последний взгляд на ставшего таким дорогим человека и выбежал из комнаты, желая лишь одного – оказаться подальше отсюда, где магия действует вопреки желаниям разума.

Но за клятвы надо платить…

«Нет!!!» - крик души.

На миг перед глазами Майкла Ултора поплыло, парень ощутил жжение на шее, там, где вот уже больше месяца висел забытый Хроноворот. Затем – тянущее ощущение в низу живота и спасительная темнота…

***
- Добро пожаловать, мальчик мой, - спокойный, казалось, наполненный мудростью веков голос был первым, что услышал Майкл, когда очнулся.

«Дамблдор, - паническая мысль. – Я вернулся! – На мгновение вспыхивает радость в сердце, - не убил!» – горечь от утраты.

- Всё в порядке, Майкл? – голос всё это время что-то говорившего Дамблдора прорвался через хаос мыслей юноши. – Я так рад, что ты решил перевестись в нашу школу. Надеюсь, тебе понравится в Хогвартсе…

«О чём это он?» - Майкл непонимающе уставился на главу Ордена Феникса и только сейчас осознал, что находится в хогвартском кабинете Дамблдора.

«13 августа 1995 года…» - показал дату лежащий на столе директора выпуск «Ежедневного Пророка». Ултор тяжело сглотнул, чувствуя, что у него вновь начинает кружиться голова.

«Но… как?! … я снова в прошлом…»

0


Вы здесь » Мир Магии и Колдовства » Слеш/Фемслеш » "Месть - не главное" (ГП\ТР, ГП\БЗ, ангст, PG-13, закончен)


http://apbb.ru/